cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Бунт Пристли



Бунт Пристли (также известный как бирмингемские беспорядки 1791) произошли 14-17 июля 1791 в Бирмингеме, Англия. Основной целью погромщиков были диссентеры. Самой заметной фигурой среди них был противоречивый с точки зрения политики и теологии Джозеф Пристли [Joseph Priestley]. Бунтовщиков также подстёгивали местные и государственные проблемы, от несогласия относительно закупок книг публичной библиотекой до противоречий из-за попыток диссентеров добиться полных гражданских прав и их поддержки Великой французской революции.

Бунт начался с нападения на гостиницу, в которой проводился банкет, организованный в честь революции во Франции. Тогда бунтовщики сначала разгромили церковь и дом Пристли, а потом сожгли четыре церкви диссентеров, двадцать семь домов и несколько лавок. Многие из погромщиков были пьяными от выпивки, которые нашли в ходе разграбления, или которой их пытались подкупить, чтобы они не жгли дома. Однако небольшую их часть подкупить не удалось, и они остались трезвыми. Толпа жгла не только дома и церкви диссентеров, но и дома людей, которых ассоциировали с диссентерами, напр. членов Лунного Общества.

Несмотря на то, что администрация премьер-министра Уильяма Питта была непричастна к организации беспорядков, правительство не сразу отреагировало на просьбы диссентеров о помощи. Городские чиновники Бирмингема, судя по всему, участвовали в планировании погромов и не спешили наказывать зачинщиков. Промышленник Джеймс Уатт писал. что беспорядки "разделили [Бирмингем] на две части, которые являлись смертельными врагами друг друга". Те, кто подвергся нападению, постепенно уехали из города. В результате Бирмингем стал ещё более консервативным городом, чем был в течение XVIII века.


Нападение на дом Джозефа Пристли, Фэйрхилл, в в районе Спаркбрук, Бирмингем


Исторический контекст

Бирмингем

В XVIII веке город Бирмингем стал печально известен своими бунтами. В 1714 и 1715 горожане в составе толпы "Церкви и Короля" нападали на диссентеров (протестантов. которые не принадлежали англиканской церкви и не соблюдали её обряды) в ходе Сакверелльского бунта, который произошёл в Лондоне во время судебного процесса над Генри Саквереллом [Henry Sacheverell]. В 1751 и 1759 нападениям подверглись квакеры и методисты. В ходе антикатолического бунта лорда Гордона в 1780 в Бирмингеме собирались большие толпы. В 1766, 1782, 1795 и 1800 народные массы протестовали против высоких цен на продовольствие.


Карикатура Джеймса Сейера "Отклонение закона о присяге: видение", изображающая Пристли изрыгающим дым ереси с кафедры

До конца 1780-х религиозные распри не интересовали элиту Бирмингема. Диссентеры и англикане мирно уживались друг с другом: они состояли в одних городских проповеднических комитетах; они разделяли общие научные интересы в Лунном Обществе; они работали бок-о-бок в местном правительстве. Они стояли единым фронтом против угрозы со стороны "буйных плебеев". Однако после бунтов учёный и проповедник Джозеф Пристли в своей работе "Обращение к публике относительно предмета бирмингемского бунта" (1791) заявил, что это сотрудничество было совсем не таким дружелюбным, как обычно считалось. Пристли рассказал, что диссентеры отделились от англикан из-за споров относительно местной библиотеки, воскресных школ и церковных приходов. В своём "Изложении о беспорядках в Бирмингеме" (1816), книгоиздатель и историк Бирмингема Уильям Хаттон [William Hutton] согласился с ним, но добавил, что религиозным трениям предшествовало пять событий: несогласие относительно включения книг Пристли в собрание местной публичной библиотеки; беспокойство из-за попыток диссентеров отменить законы "О присяге" и "Об объединениях"; религиозные споры (особенно те, в которых участвовал Пристли); "разжигающие рекламные листки"; а также обед в честь начала Великой французской революции.

Когда бирмингемские диссентеры стали агитировать за отмену законов законы "О присяге" и "Об объединениях", которые ограничивали гражданские права диссентеров (в частности, им запрещалось учиться в университетах Оксфорда и Кембриджа, а также работать в государственных учреждениях), видимость единства городской элиты испарилась. Унитарианисты, такие как Пристли, были в числе активистов кампании за отмену законов, что сильно раздражало и злило ордоксальных англиканцев. После 1787 появление диссентерских групп, единственной целью которых была отмена данных законов, послужило началом разделению общества. Однако попытки отменить их 1787, 1789 и 1790 оказались неудачными. Участие Пристли в кампании по отмене и его гетеродоксальные религиозные взгляды, широко известные всем, разжигали народные массы. В феврале 1790 группа активистов собралась не только, чтобы противостоять интересам диссентеров, но и противодействовать тому, что казалось им импортом идей французской революции. Диссентеры всецело поддержали Великую французскую революцию и поднятые её деятелями вопросы о роли монархии в правительстве. За месяц до беспорядков Пристли предпринял попытку создать общество за реформы, Уорвикширское конституционное общество, которое выступило бы за введение всеобщего избирательного права и более частые выборы парламента. Хотя эта попытка потерпела крах, попытки создания подобного общества усилили трения в Бирмингеме.

Помимо этих политических и религиозных различий у бунтовщики из нижних классов, так и их лидеры из числа англиканских лидеров имели свои претензии к диссентерам, представленным средним классом. Они завидовали растущему благосостоянию этих промышленников, а также властью, которую они получили в результате этого экономического успеха. Историк Р.Б. Роуз называл этих промышленников "внутренней элитой магнатов". Сам Пристли написал памфлет "Доклад общества за поощрение целеустремлённых бедняков" (1787), в котором описывал как можно заставить по максимуму работать каждый пенни, полученный от труда бедняков. То, что основное внимание в нём было уделено возврату долгов не добавляло Пристли популярности среди бедных.

Реакция Британии на революцию во Франции

В Британии общественные дебаты касательно французской революции, известные как "революционный спор" длились с 1789 по 1795. Первоначально многие на обеих берегах Ла-Манша полагали, что французы в целом повторят английскую Славную революцию, произошедшую век назад. Большинство британцев положительно оценивали её. Многие англичане праздновали взятие Бастилии в 1789, полагая что абсолютная монархия во Франции сменится на более демократичную форму правительства. В эти первые дни сторонники революции полагали, что Британия сама нуждается в реформации: избирательное право следует распространить на большую часть населения, а границы избирательных округов надо изменить. Тогда можно было бы ликвидировать феномен т.н. "гнилых местечек".


"Предатель-повстанец и бирмингемский погромщик" (ок. 1791) Джозефа Пристли в виде повстанца преследует Сатана (справа)

Публикация книги государственного деятеля и философа Эдмунда Бёрка [Edmund Burke] "Размышления о революции во Франции" (1790), в которой он к удивлению всех порвал со своими коллегами из партии вигов и поддержал французскую аристократию, положила начало яростной войне памфлетов. Поскольку Бёрк выразил поддержку восстанию американцев против британских колониальных властей, его взгляды шокировали страну. В то время, как Бёрк поддерживал аристократию, монархию и государственную церковь, либералы, в числе которых был Чарльз Джеймс Кокс [Charles James Fox], поддерживали революцию, а также введение личных свобод, гражданские добродетели и религиозной терпимости. В это время радикалы, к которым относились Пристли, Уильям Годвин, Томас Пейн и Мэри Уолстонкрафт, выступали за дальнейшее развитие республиканской системы правления, аграрный социализм и упразднение "класса помещиков". Профессор Университетского колледжа Лондона Альфред Коббан [Alfred Cobban] назвал вызванные этим дебаты "возможно, последним настоящим обсуждением основ политики в [Британии]". Однако к декабрю 1795, после начала Эпохи Террора и войны с Францией, практически не осталось сочувствовавших делу революции или считал, что в Британии необходимо провести глубокие реформы. К тем же, кого продолжали подозревать в радикальных взглядах, власти и народ стали относиться с настороженностью.

События, ставшие поводом, к бунту Пристли, произошли меньше месяца до попытки побега французской королевской семьи и её ареста. Тогда же стало очевидно, что многие первоначальные ожидания сторонников революции не оправдались. Однако последовавшая после неё волна насилия ещё не набрала полную силу.

Предвестники беспорядков

11 июля 1791 одна из газет Бирмингема сообщила, что 14 июля, вторую годовщину взятия Бастилии, будет дан обед в местной гостинице в ознаменование начала Великой французской революции. В объявлении сообщалось, что приглашаются "все друзья свободы":

Группа джентльменов изъявила желание 14 числа сего месяца отобедать в память о славном дне, который ознаменовал избавление двадцати шести миллионов человек от ига деспотизма и возвращения блага равноправного правительства воистину великой и просвещённой нации; с которой мы заинтересованы, как деловые люди, и должны, как друзья идеи об общих правах человека, установить тесные связи для установления впоследствии постоянных дружеских отношений.

Всем друзьям свободы, расположенным посетить намеченный скромный приём, следует прийти и отметиться в баре гостиницы, купив билет. Стоимость билета - пять шиллингов, к билету прилагается бутылка вина. Пройти можно будет только по билету.

Обед начнётся ровно в три часа.


Билет на обед 14 июля 1791 в честь второй годовщины взятия Бастилии

Кроме этого объявления была ещё и угроза: "после обеда будет опубликован "точный список" пришедших. В тот же день в городе была выпущена в обращение "ультрареволюционная" листовка за авторством Джеймса Хобсона (хотя в то время её авторство ещё не было известно). Власти города объявили награду в 100 гиней за информацию о месте издания и авторстве листовки, но без толку. Диссентерам в их ситуации пришлось просить призвать не обращать внимание и осудить "радикальные" идеи, изложенные в листовке. К 12 июля стало ясно. что обед пройдёт не без проблем. Утром 14 июля в городе появились настенные надписи наподобие "уничтожить пресвитерианцев" и "с Церковью и Королём навсегда". В свете этого друзья Пристли, из опасений за его безопасность, отговорили его идти на обед.

14 июля

14 числа на обед пришло 90 убеждённых сторонников французской революции. Банкет возглавил Джеймс Кеир [James Keir], англиканец-промышленник, член Лунного общества. Гостей, прибывших в 2-3 часа дня в гостиницу, встретили 60-70 протестующих, которые временно разошлись, скандируя "нет папизму", что было странно. Ко времени окончания обеда в 7-8 часов вечера собралась толпа в несколько сотен человек. Погромщики, "состоявшие, главным образом, из рабочей бедноты Бирмингема" принялись кидать камни в уходивших гостей и окружили гостиницу. Затем толпа двинулась к молельному дому квакеров. Но затем кто-то крикнул, что квакеры "никогда никому не создавали никаких проблем" и убедил толпу напасть вместо этого на церковь "Новая встреча" [New Meeting], где проповедовал Пристли. "Новая встреча" была сожжена дотла, вскоре её участь разделила "Старая встреча", другая церковь диссентеров.


Сожжение церкви "Старая встреча" (рисунок Роберта Дента, 1879)

Погромщики отправились к дому Пристли, Фэйрхиллу, в Спаркбруке. Пристли едва успел бежать. Во время беспорядков он с женой прятался у разных друзей-диссентеров. Вскоре после событий Пристли сделал описание первого этапа нападения, которое он обозревал издалека:
Стояла необычайно спокойная и ясная лунная ночь. Всё было видно на очень большом расстоянии. Находясь на возвышении мы отчётливо слышали всё, что происходило в доме, каждый крик толпы, почти каждый удар инструментов, которыми они ломали двери и мебель в доме. У них не было чем зажечь огонь. Хотя мы слышали, как один их них предлагал две гинеи за зажжённую свечу. Мой сын, которого мы не взяли с собой, на всякий случай погасил все свечи в доме. Другие мои друзья попросили всех своих соседей сделать то же самое. Впоследствии я слышал, что погромщики изо всех сил пытались, но бесполезно, получить огонь с помощью моей большой электрической машины, которая стояла в библиотеке.

Дом Джозефа Пристли, Фейрхилл, в Спаркбруке, Бирмингем, после его разрушения (гравюра Уильяма Эллиса [William Ellis] по рисунку П.Х. Уиттона [P. H. Witton])

Его сын, Уильям, остался с остальными защищать семейный дом, но силы были неравны. И дом оказался разграблен и разрушен. Ценная библиотека Пристли, научная лаборатория и рукописи - всё сгорело в огне.

15, 16 и 17 июля

Граф Эйлсфорд предпринял попытку остановить растущую волну насилия ночью 14 числа, но, несмотря на помощь других членов магистрата, он не смог обуздать толпу. 15 числа толпа освободила заключённых местной тюрьмы. Томас Вулбридж [Thomas Woodbridge], начальник тюрьмы, привлёк несколько сотен человек для разгона толпы, но многие из них сами присоединились к бунтовщикам. Толпа разрушила дом Джона Райланда [John Ryland], Бейкервиль-Хаус, и распила алкоголь, найденный в подвале. Когда недавно назначенные полицейские прибыли на место происшествия, толпа напала на них и разоружила. Один человек погиб. Местные власти и полиция, в том виде, в каком она существовала, ничего не предприняли, чтобы сдержать толпу и не зачитывали закон "о бунтах" пока 17 июля не прибыла армия.


Дом Уильяма Расселла [William Russell], Шауэлл-Грин, в Спаркхилле после его разрушения (гравюра Уильяма Эллиса [William Ellis] по рисунку П.Х. Уиттона [P. H. Witton])

16 числа были разграблены и сожжены дома Джозефа Джюкса [Joseph Jukes], Джона Коутса [John Coates], Джона Хобсона, Томаса Хоукса и Джона Харвуда (последний был слепым баптистским проповедником). Была также раззрушена ещё одна церковь диссентеров в Кингс-Хит. Уильям Расселл и Уильям Хаттон попытались защитить свои дома, но без толку. Нанятые ими люди отказались бороться с толпой. Позднее Хаттон писал о тех событиях:
От меня шарахались, как от чумного. На меня накатили волны скорби и ударили с большой силой. И каждая волна была больше предыдущей. Мои дети были встревожены. Моя жена от долгой болезни готова была отойти в мир иной. Мне самому пришлось подобно нищему просить глоток воды в домах! ... Утром 15 числа я был богатым человеком. Вечером я стал нищим.

Когда погромщики подошли к дому Джона Тейлора, они бережно вынесли из него мебель и все вещи его тогдашнего жильца, вдовствующей леди Каргемптон, родственницы Георга III, и только тогда сожгли дом: они специально выбирали дома тех, кто были недовольны политикой короля или сопротивлялись государственному контролю, не принадлежа к Церкви Англии. С 15 по 16 нападениям подверглись дома Джорджа Расселла, мирового судьи, Сэмюеля Блайта [Samuel Blyth], одного из проповедников "Новой Встречи", Томаса Ли и мистера Вестли. Заводчик, квакер и член Лунного общества Сэмюель Галтон [Samuel Galton] смог спасти свой дом, но для этого ему пришлось подкупить бунтовщиков элем и деньгами.


Разрушенная церковь "Новая Встреча" (гравюра Уильяма Эллиса [William Ellis] по рисунку П.Х. Уиттона [P. H. Witton])

К 2 часам вечера 16 июля погромщики покинули Бирмингем и направились к Кингс-Нортон и церкви Кингсвуд. Численность толпы погромщиков оценивалась в 250-300 человек. Они сожгли ферму Кокса в Уорстоке и напали на дом мистера Тэвернера. Когда они дошли до Кингсвуд, Уорвикшир, они сожгли церковь диссентеров и дом её пастора. К этому времени Бирмингем встал, все лавки и предприятия закрылись.

Источники того времени сообщают, что последнее нападение состоялось примерно в 8 вечера 17 числа. Примерно 30 "уапорных" погромщиков напали на дом Уильяма Уизеринга, англиканца, который состоял в Лунном обществе вместе с Пристли и Кеиром. Но Уизеринг с группой нанятых охранников смог сдержать их. Когда 17 и 18 числа, наконец, прибыла армия, чтобы восстановить порядок, большая часть бунтовщиков уже разошлась, хотя ходили слухи о толпах, громящих дома в Алстере и Бромсгроуве.

Всего были сильно повреждены или сожжены четыре диссентерские церкви, нападениям подверглись двадцать семь домов. Многие из них были разграблены и сожжены. Начав с нападения на посетителей празднования взятия Бастилии 14 июля, толпа "За Церковь и Короля" закончила погромы расширив список целей до диссентеров всех видов, а также членов Лунного общества.

Последствия и судебные процессы

Пристли и другие диссентеры обвинили в беспорядках правительство, полагая что подстрекателями у ним были Уильям Питт и его сторонники. Однако, судя по свидетельским показаниям погромы были организованы местными властями Бирмингема. Некоторые бунтовщики действовали организованно, было похоже, что во время нападений ими руководили местные чиновники, что наводило на мысль о заранее спланированных акциях. Некоторые диссентеры сообщали, что их дома подвергались нападениям за несколько дней до бунта, что навело их на мысль, что жертвы были выбраны заранее. "Организованное ядро" погромщиков, которых было человек тридцать, направляли толпу и не притрагивались к выписке в течение трёх-четырёх дней беспорядков. В отличие от сотен других бунтовщиков, их было невозможно подкупить, чтобы они прекратили бесчинства.


Карикатура Джеймса Гиллрея [James Gillray], высмеивающая обед 14 июля

Если события были инспирированы англиканской элитой Бирмингема и были направлены против диссентеров, то наиболее вероятно, что это была работа Бенджамина Спенсера, местного проповедника, Джозефа Карлза [Joseph Carles], мирового судьи и землевладельца, и Джона Брука (1755-1802), прокурора, следователя по делам об убийствах и помощника шерифа. Несмотря на присутствие на месте событий в начале беспорядков, Карлз и Спеснер не предприняли никаких попыток остановить погромщиков. А Брук, судя по всему, сам возглавлял их при нападении на церковь "Новая Встреча". Свидетели согласны во мнении, что "члены магистрата обещали погромщикам защиту, если они ограничатся нападениями на молельные дома и не будут трогать отдельных лиц и имущество". Члены магистрата также отказались арестовывать бунтовщиков и отпустили тех. кто был задержан. Получив указания от центрального правительства привлечь к ответственности зачинщиков бунта, эти местные чиновники не торопились с принятием мер. Когда, наконец, их заставили привлечь организаторов к суду, они запугали свидетелей и, тем самым, превратилит судебное разбирательство в фарс.  Только семнадцать из пятидесяти погромщиков получили обвинения и вообще были привлечены к суду. Четверо были признаны виновными: один из них был помилован, двое - повешены, четвёртый - сослан в Австралию. Но Пристли и остальные считали, что их признали виновными не потому, что они участвовали в погромах, а потому, что "они уже снискали себе дурную славу за ранние дела".

Король Георг III, хоть и был вынужден отправить войска в Бирмингем для подавления беспорядков, заявил: "Я очень доволен тем, что Пристли пострадал от тех, принципов, которые пропагандипровал со своей партией, и что люди увидели их какими они есть". Государство обязало местных жителей выплатить компенсации тем, чья собственность пострадала. Общий ушерб был оценён в 23.000 фунтов стерлингов. Однако, этот процесс занял многмие годы, большая часть получила гораздо меньше, чем стоила потерянная собственность.


Титульный лист "Воззвания" (1791) Пристли, которое также содержит перепечатки новостных заметок того времени и писем, описывающих события тех дней

После беспорядков Бирмингем по словам промышленника Джеймса Уатта был "разделён на две части, которые смертельно ненавидели друг друга". Первоначально Пристли хотел вернуться и прочесть проповедь по стиху из Библии "Прости им, Отче, ибо они не ведают, что творят", но от этого его отговорили друзья, убедившие его, что это было бы слишком опасно. Вместо этого он написал своё "Воззвание"

Бунт показал, что англиканская знать Бирмингема была не против использования насилия против диссентеров, в которых они видели потенциальных революционеров. Они также не колебались создавая потенциально некотролируемые толпы. Многие из подвергшихся нападениям впоследствии покинули Бирмингем. В результате этого город стал заметно более консервативным, чем до погромов. Оставшиеся сторонники Великой французской революции решили на следующий год не проводить обед в честь взятия Бастилии.

Источник:
Priestley Riots
Tags: Великобритания, Массовые беспорядки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments