cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Categories:

Америка киборгов: незнакомый новый мир подвальных бодихакеров изнутри (ч.1)



Шон Сарвер [Shawn Sarver] сделал глубокий вдох и взглянул на бутылку листерина, стоявшую напротив. «Чувство мятной свежести в вашем рту… избавляет от несвежего дыхания», - повторял он про себя, когда скальпель резал его безымянный палец. Его левая рука лежала на операционном столе, рукав закат по локоть, на котором видна его первая татуировка, эмблема ВВС, сделанная в 18 лет, спустя несколько недель после окончания школы. Сарвер применял технику преодоления боли, которой научился в армии, поскольку выдача средств для анестезии для таких операций незаконна.

«Чувство мятной свежести… избавляет от несвежего дыхания», - Сарвер шептал сквозь стиснутые зубы, смотря при этом в пустоту.

Тим, владелец салона Hot Rod Piercing в деловом центре Питсбурга, положил скальпель и взял инструмент под названием «элеватор» и удалил с его помощью плоть из пальца Сарвера, создав небольшую полость внутри. Затем умелыми руками он вставил в открытую рану небольшую пластинку из редкоземельного металла, шириной с ластик, толщиной меньше десятицентовой монеты [прим. пер. – 1,35 мм]. Однако, когда он попытался вынуть инструмент, металлический диск прилип к пинцету. «Давай попробуем ещё раз», - сказал Тим: «Уже почти готово».

На второй раз имплантат встал на место. Тим быстро зашил разрез и убрал кровь. «Хочешь попробовать?», - спросил он Сарвера, который в ответ оживлённо закивал. Тим поводил иглой с нитью, которой накладывал шов, рядом с пальцем Сарвера, поднося её ближе и ближе, пока она не выскользнула у него из пальцев и не ударилась о его плоть, притянутая магнитным излучением минерального имплантата.

«Я киборг!», - воскликнул Сарвер и пошёл к своим друзьям, поджидавшим его в вестибюле. Тим стал готовить новый поднос с чистыми хирургическими инструментами. Подошла моя очередь.



ЧАСТЬ.01

С созданием смартфона многие американцы привыкли к идее, что их персональный компьютер всегда при них. Переносные устройства, такие как Project Glass от Google, сужают границу между нами и нашими девайсами ещё сильнее, прикрепляя компьютер к лицу человека и интегрируя программное обеспечение прямо в поле зрения пользователя. Сдвиг системы понятий отражается в названиях наших основных операционных систем. Windows [букв. англ. Окна] в цифровой мир от Microsoft уходят в прошлое. На смену им идёт союз человека и машины: iPhone или Android.

Для небольшого растущего сообщества технологистов прогресс в этих направлениях ещё недостаточно большой. Я познакомился с Сарвером в доме его лучшего друга, Тима Кэннона [Tim Cannon], в Оукдейле, штат Пенсильвания, минутах в 30 от Питсбурга, где Кэннон, разработчик программного обеспечения, живёт со своей девушкой и тремя собаками. Их двухэтажный дом располагается рядом с пивным баром и заброшенным мотелем, служащим напоминанием о давно прошедших лучших временах города. За последние двадцать лет численность населения Питсбурга сильно сократилась с более 700.000 в 80-х до менее 350.000 в наши дни. Город очень надеется обеспечить себе будущее благодаря исследованиям в области биомедицины и робототехники, которые проводят местные университеты наподобие Карнеги-Меллона. «Город умирал, так что им пришлось терпеть у себя этих анархистских фриков», - говорит Кэннон. «Когда есть технологии и биомедицинские исследования, а также раздражённое злобное население, которое любит татуировки, это должно произойти. Почему в Питсбурге? Потому, что он как следует вас заебал».

Кэннон провёл меня в подвал, который они с Сарвером переделали в лабораторию. Длинные рабочие столы завалены материнскими платами Arduino, паяльниками и электродами. Кэннон недавно поймал подвязочную змею, которая смотрела на нас из пластиковой банки. «С самого детства я говорил всем, что хочу стать роботом», - сказал Кэннон. «В наши дни это уже не кажется никому невозможным». Они называют себя грайндерами, биохакерами-самоучками, одержимыми идеей увеличения возможностей человеческого тела, которые ищут новые способы вживлять машины в свои тела. Помимо них есть сотни сочувствующим им биохакеров, которые популяризуют движение на интернет-форумах и растущее число, сейчас их несколько десятков, которые вставили себе настоящие магнитные имплантаты.

Кэннон немного похож внешностью и походкой на Шэгги из Скуби-Ду, бледный человек в мешковатой одежде и кепке разносчика газет. Сарвер наоборот, с армейской выправкой, носит с костюм-тройку с иголочки и вощеные усы, стимпансковый модник с пронзительным смехом. Между ними действует чёткое разделение труда: Кэннон – разработчик софта, а Сарвер, освоивший электротехнику во времена службы механиком в ВВС, делает железо. Прозвище их коллектива - Grindhouse Wetwares. Компьютерыэто хард. Программысофт. Людивэт.

Кэннон, как и Сарвер, служил в армии, но они встретились только когда ушли со службы и познакомились через общего друга в Питсбурге. Они сошлись на взглядах на политику. «Мы оба своего рода либертарианцы, убеждённые противники власти, но мы не единомышленники: придурошный анархист в отрывеот реальности и шизанутый правый христианин. Никто не внедрял  технологии. Так что не было никакой политической партии, только два человека со схожим образом мыслей, которые были своего рода… технолибертарианцы!».

Кэннон вставил себе неодимовый магнитный имплантат за год до Сарвера. Вставка этих редкоземельных металлов в тело впервые осуществили передовые художники культуры пирсинга и трансгуманисты, экспериментировавшие с шестым чувством. Стив Хэвуорт [Steve Haworth], специализирующийся на новых видах модификации тела, считающий себя «художником человеческой эволюции», считается одним из основоположников, помог создать поколение практиков обращаться с магнитными имплантатами, включая владельца Hot Rod Piercing в Питсбурге. (Использование пирсерами хирургических инструментов типа скальпеля – неоднозначная вещь. Использование этих инструментов или какой-либо анестезии могут классифицировать как врачебную практику. Без лицензии на медицинскую практику пирсер, который проводит такие операции, технически вредит человеку, которому вставляет имплантат). Сам по себе имплантат позволяет человеку чувствовать электромагнитные поля: микроволновку на кухне, метро под землёй или ЛЭП над собой.

Хоть это повышение восприятия интересно, оно не несёт большой пользы. Но как говорит Кэннон, магнит это первый шаг на пути к куда более серьёзным вещам. «Такие операции можно делать за небольшие деньги, с минимальным применением хирургии. Ты привыкаешь к идее присутствия инородного тела внутри себя, и кагбе начинаешь понимать, на что способно человеческое тело с некоторой помощью. Конечно, чувствовать другие магниты вокруг себя невъебенно круто, но самое интересное, когда в человеческое тело вводится информация».

В качестве примера этого Кэннон показывает мне небольшое устройство, созданное им с Сарвером, под названием Бутылконос. Оно выглядит как прямоугольник из чёрного металла размером с пол-пачки сигарет, надеваемый на палец. Названный в честь используемой дельфинами эхолокации, он посылает электромагнитный импульс и замеряет время, за которое он возвращается обратно. Кэннон надевает его на палец и закрывает глаза. «Я в некотором роде осматриваю комнату и получаю картинку с расположением объектов». Он ходит по полупустому подвалу с закрытыми глазами, затем останавливается, указывая точно на мою грудь. «Магнит в моём пальце необычайно чувствителен к этим волнам. Так что Бутылконос сообщает мне о форме объектов вокруг меня и о расстоянии до них».

Кэннон видит это благодаря биохакерству. «В некотором роде, очки это взлом тела, предмет, который улучшает зрение и довольно быстро становится частью твоего тела», - говорит Кэннон. Он взял пару электродов с верстака и присоединил их к моим вискам. «Ваш мозг работает на электричестве, так почему бы не повысить его показатели?» Острый щипок пробежал по моему лбу, когда первые вольты вошли в мой череп. Они с Сарвером рассмеялись, когда моё лицо непроизвольно задёргалось. «Теперь ты один из нас», - рассмеялся Кэннон.

ИСТОРИЯ.01

В некотором роде, Франкенштейн Мэри Шелли, наполовину человек, наполовину машина, оживлённый электричеством и обладающий сверхспособностями, можно считать первым неясным видением того, какими станут человеческие тела со становлением современной науки. Более утопическая версия была выдвинута в 1960, за год до первого полёта человека в космос, учёным и изобретателем Манфредом Клайнсом [Manfred Clynes]. Клайнс занимался проблематикой жизни в дальнем космосе. Он пришёл к выводу, что только аугментировав нашу психику с помощью наркотиков и машин мы сможем нормально жить за пределами Земли. Именно Клайнс и его соавтор Натан Клайн [Nathan Kline], который писал на эту тему, придумали термин «киборг».

По сути своей, киборг это существо, содержащее в себе как биологические, так и искусственные органы: металлические, электрические, механические или роботизированные. Этот принцип известен практически всем благодаря массовой культуре, особенно благодаря недавним фильмам про Железного Человека. Тони Старк, несомненно, является самым великим из современных киборгов, миллиардер, создавший себе механическое сердце, энергичный учёный, который может трансформироваться в истребитель, а затем снять броню так легко, будто это костюм.

Британия является родиной биохакерства 21 века. А два отца основателя напоминают двойственность Джекилл-Хайд. Одна - Lepht Anonym, панк-самоделкин, которая в числе первых отбросила все предосторожности и вживила в себя металл и механизмы в плоть. Другой – Кевин Уорик [Kevin Warwick], профессор кафедры кибернетики Редингского университета.  Уорик полагается на подготовленную команду медиков во время своих экспериментов с имплантатами. Lepht же заявила, что всё что, ей нужно это картофелечистка и бутылка водки. В статье на h+ (http://hplusmagazine.com/2010/02/11/scrapheap-transhumanism/) Anonym писала:

Сейчас я почти не чувствую боли. Такие люди, как я не могут законно приобрести анестетические препараты, так что мы учимся обходиться без них; Я сделала разрезы скальпелем у себя на руках, вставила иглы толщиной  5мм под кожу и однажды воспользовалась ножом для овощей, чтобы вырезать полость в кончике моего указательного пальца. Я идиотка, но идиотка, работающая во имя прогресса: я Lepht Anonym, трансгуманист со свалки. Я работаю с тем, что могу достать.

Эссе Anonym, серия видео на YouTube и небольшая статья о ней в журнале Wired (http://www.wired.com/threatlevel/2010/12/transcending-the-human-diy-style/) сделали её лицом нарождающегося движения биохакеров. Именно Anonym на собственном примере доказала, что возможно вживить чипы РЧИД и мощные магниты в тело человека безо всяких институтов за плечами или помощи команды врачей.



«Она – наш пример для подражания», - сказал биохакер с ником Sovereign Bleak. «Для каждого, недовольного состоянием человека, который чувствовал, что будущее обещает большего, она сказала, что оно совсем рядом с нами, и мы имеем право преобразовывать свои тела так, как считаем нужным». За последние десять лет грайндеры стали формировать своего рода культуру, существующую в основном на форумах типа biohack.me, где сотни желающих стать или уже ставшие киборгами собираются, чтобы помочь другим выбрать лучшее биоизолирующее покрытие, которое препятстует отторжению магнитных имплантатов, или объяснить как доставить нелегальные анестетики из Канады в Америку. Есть ещё одно течение биохакеров, которое специализируется на возможностях самостоятельных экспериментов с генетикой, но их работа больше сводится к теории, чем многие эксперименты грайндеров.

Но с тех пор, как бунтарский подход Anonym к улучшению собственной плоти дал рождение новому поколению грайндеров, он, судя по всему, стал проявляться в виде долгосрочных последствий для здоровья. «Я сейчас немного пугаюсь», - написала Anonym в своём блоге (http://sapiensanonym.blogspot.com/2012/01/worrying.html) в начале года. «Я слышу то, чего нет. Конечно, иногда я вижу нереальные вещи из-за дурацких привычек, которую у меня были во времена подростка, и я нанесла себе очень небольшой непоправимый вред этими экспериментами, но обычно я ничего не слышу, и это не флешбек».

Медицинские потребности против усовершенствования человека

Нил Харбиссон [Neil Harbisson] с рождения может видеть мир только в чёрно-белом цвете. Он заинтересовался кибернетикой и впоследствии стал носить Айборг [Eyeborg], наголовную камеру, которая преобразует цвета в вибрации, которые может слышать Харбиссон. После добавления записи об Айборге в его паспорт некоторые назвали его первым киборгом, официально признанным федеральным правительством. Теперь он планирует расширить и усовершенствовать свои кибернетические соощущения, вживи Айборг в свой череп хирургическим путём.

Собрать команду медиков для этой цели будет непростой задачей. «Они заявляют, что врачи обычно чинят людей, а цель моей операции не лечение, а создание нового чувства: визуальное восприятие благодаря проводимым по костям звукам», - написал мне Харбиссон в своём письме по электронной почте. «Ещё одним важным вопросом было то, что операция позволила бы мне воспринимать окружающий мер за пределами способностей зрения и слуха (восприятие на слух через кости позволяет слышать в более широком слуховом диапазоне, от инфра- до ультразвука, а некоторые линзы позволяют видеть в ультрафиолетовом и инфракрасном спектре). Я уговаривал их больше года».

В конце концов, сообщество по биоэтике до сих пор полагается на заверения в том, что в основе кибернетического усовершенствования организма лежат нужды медицины. «Я думаю, что убедил их, когда сказал им, что такие операции помогут восстанавливать зрение слепым. С помощью другого типа чипов, переводящих слова в звук, или расстояние в звук, тот же самый электронный глазной имплантат может быть использован для чтения или опознавания препятствий, что будет означать конец эры шрифта Брайля и тросточек. Я думаю, что больницы и правительства скоро начнут издавать свои собственные законы, касающиеся этичности/законности тех или иных видов кибернетических имплантатов»

(продолжение)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment