cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Высадка на Габа-Тепе (ч.2)



Что-то определённо пошло не так. Всё перемешалось. 9-й и 10-й батальоны, на самом мысе и к югу от него, были слабо защищены от ружейного огня. Многие турки обстреливали находившиеся вдали эсминцы, но к северу от мыса, где высадился 11-й батальон, по солдатам, укрывшимся за песчаными грядам, стрелял пулемёт, располагавшийся у подножий холмов в 450 м от них. А редкая трава на склонах над ними давала не лучшую защиту. Когда подполковник Джонстон {16} и капрал Лауч {17} лежали там рядом друг с другом, в песок между ними ударила пуля. Местность было не узнать. Они вообще не знали, высадились ли другие паромные составы или нет. «Что будем делать теперь, сэр?» - спросил кто-то старшего офицера. «Я не знаю, сказать больше нечего», - ответил он. «Тут полный хаос».

Но все командиры, начиная с сэра Йена Гамильтона до генерала Бидвуда, твердили войскам: «Вы должны идти вперёд, вы прикрываете основную группировку. Вы должны занять высоты, несмотря на сопротивление». Некоторые солдаты и офицеры только и ждали, чтобы сбросить свои рюкзаки. Капитан Лейн и его бойцы даже не заряжали магазины. На это не было времени. Они сбросили свои рюкзаки, нырнули в кустарник и стали карабкаться на крутые склоны. На оконечности холма Ари-Бурну лейтенант Тэлбот-Смит с разведчиками 10-го батальона, тридцать два человека, высадился на берег вскоре после начала стрельбы. «Пошли, ребята», - воскликнул он: «им в вас не попасть!» Он приказал им бросить свои рюкзаки в шлюпках.

Смит проводил инструктаж своим людям в одной из орудийных башен линкора Prince of Wales в 10 часов вечера за день до этого. Он чертил им схемы на казённике 152-мм пушки. Их задачей было в кратчайшие сроки захватить турецкую батарею рядом с горной грядою в точке назначения. Он попросил одного из корабельных артиллеристов показать им, как можно вывести пушки из строя, удалив один из болтов в казённике. Теперь он бежал по берегу, быстро взобрался на пригорок и повернулся: «Разведка 10-го батальона», - воскликнул он: «вы готовы?» Затем он повёл их прямо на высоты. Турки в это время стреляли поверх их голов. На высоте левого края плато были видны вспышки пулемёта. Они взошли на холм перед ним.

Скан 37
Бросок Прикрывающей группировки (3-я австралийская пехотная бригада) на высоты над местом высадки, 04:30 - 05:30, 25 апреля 1915

Возможности какой бы то ни было координации не было. Разведчики и наиболее отважные бойцы шли впереди. Некоторая часть солдат 9-го и 10-го батальонов, которые сбросили свои рюкзаки под берегом на южной оконечности мыса, стала подниматься на вершину холма по приказу полковника Уира. Другие увидели их силуэты, движущиеся в темноте, и пошли за ними. В результате, через несколько минут после высадки неровная цепь из шести рот начала свой трудный подъём. Ни о каком соблюдении строя на этом восхождении речи не шло. На самом начале пути, на южном склоне холма, где высадились майор Дж. Ч. Робертсон {18} и часть 9-го батальона, они упёрлись в берег с практически отвесными склонами. Они попытались взобраться на него, но безуспешно. Затем кто-то нашёл узкую тропинку, которая вела в обход. По ней они и взобрались на поросший кустарником холм. Растительность была представлена в основном густыми кустами кермесового дуба, который отличался большой высотой, небольшими листьями как у остролиста, или более высокого земляничного дерева с оголёнными оранжевыми стволами и листьями наподобие лавровых. Позднее, когда уже немного рассвело, все холмы на этой стороне полуострова казались покрытыми утёсником. Подъём становился всё более крутым. В крутых усыпанных гравием долинах ручьёв, коими были испещрены возвышенности, даже сильный человек с трудом мог прокладывать себе путь, не говоря уже о том, чтобы нести тяжёлый рюкзак и винтовку. Солдаты цеплялись за стволы земляничных деревьев и подтягивались на них вверх. Иногда они помогали себе с помощью воткнутых в землю штыков. По мере того, как они поднимались всё выше на плато, склоны становились всё круче, пока не оказывались практически отвесными. Матросы, которые видели, как солдаты карабкались в горы подобно кошкам, возвращались на корабли с историями об их славе.

Холм Ари-Бурну, выступавший из подножия плато, был не таким крутым, как другие склоны самого плато. Солдаты за одну-две минуты поднялись на вершину, где находилась пулемётная точка так плотно укрытая балками, будто они поддерживали какую-то крышу. От этой точки начиналась траншея, которая соединяла холм с одним из склонов плато. Турки не возвели проволочных или каких-либо других заграждений перед ней, равно как и перед всеми остальными, которые встретились в тот день на пути австралийцев. Они отстреливались с вершины холма, пока австралийцы не заняли его. В траншее лежал раненый турок. Капитан Грэм Батлер, офицер медслужбы 9-го батальона, остановился, чтобы оказать ему помощь. Стрелковая цепь продолжала подъём на вершину холма.

Бойцы 11-го батальона, засевшие под северным берегом Ари-Бурну, по которым с левого фланга вели плотный огонь, находились вне поля зрения и не имели связи с людьми, которых полковник Уир отправил им на помощь. Но теперь они видели фигуры людей, взбирающихся на холм над мысом. Они приняли их за 9-й и 10-й батальоны, которые высадились к югу от них. Они также стали пробираться вглубь полуострова по северным склонам мыса, которые вели на то же плато. Склоны холма становились всё более крутыми. Высоко, на фоне неба, они видели двигавшиеся фигуры турок. Солдаты были предупреждены офицерами, имевшими опыт общения с курдами и менее дисциплинированными турецкими солдатами, что турки жестоко калечили пленных и раненых. В эти первые дни у австралийцев развились сильные подозрительность и ненависть к врагу. В эти первые часы боёв, когда турки поднимали руки вверх, ему в ответ кричали «Имши-ялла, сволочь!», «Игри», «Саида» и остальные слова на «арабском», которые вошли в австралийский лексикон. На пути к этой первой высоте двое западных австралийцев наткнулись на турецкую траншею. Оттуда как чёртик из табакерки выпрыгнул одинокий турок, бросил свою винтовку и попытался сбежать. Ближайший к нему солдат не смог выстрелить, потому что его винтовка была забита песком. Он проткнул штыком его вещмешок и взял его в плен. «Пленный!» - воскликнули они. «Пристрели ублюдка!» - таков был единственный ответ от других солдат, поднимавшихся на высоту. Но, как и во всех других битвах, действия австралийского солдата были более гуманными, чем его слова. Турок был отправлен вниз на берег в качестве раненого.

На южном склоне мыса, после того как цепь Уира начала движение, под склонами берега продолжала пробираться группа солдат, потерявших связь с офицерами. Они отчищали от грязи и заряжали свои винтовки. Сверху их поливали пулями. В ответ несколько построившихся в шеренгу солдат стреляли по туркам, ориентируясь по вспышкам от выстрелов их винтовок на фоне неба. Грэм Батлер, который оказывал помощь некоторым раненым на берегу, видел тщетность всего этого и опасность, поджидавшую впереди. Он призвал этих бойцов не тратить времени на перезарядку, а идти в штыковую; и хотя он был старше большинства его собратьев, он повёл их в быстрый рывок на высоту.

Главный склон высоты был настолько крутым, что раненые скатывались или съезжали вниз, пока не натыкались на кусты. Тут и там люди лежали на таком обрывистом склоне, что Батлеру, спешащему им на помощь, приходилось вырезать в гравии ступени своим шанцевым инструментом, чтобы добраться до раненых.

На плато начали подниматься первые люди. Тэлбот Смит со своими разведчиками с южного склона поднимались практически вровень с самими шустрыми людьми 11-го батальона, которые шли по северному склону. Холм Ари-Бурну остался позади внизу, когда они перешли на обрывистый склон плато. Капитаны Лейн и Энниар {19}, лейтенанты Макдональд {20} и Селби {21} из 11-го батальона шли позади Тэлбота Смита и его разведчиков. В слабом свете турки заметили эту цепь бойцов, бесшумно карабкающихся вверх, и приготовились стрелять. На несколько минут пулемёт на вершине замолчал, однако с нижнего гребня на правом фланге продолжался ружейный огонь.

На небольшое плато взобрались первые австралийцы. В 30-60 см от края находился турецкий окоп, откуда несколько турок, по видимому, побежали вглубь полуострова к краю возвышенности в 180 м. Оттуда продолжали обстреливать австралийцев, появлявшихся из-за порога плато. Огонь был достаточно сильным, чтобы заставить первые ряды искать любое укрытие на смотревшей в сторону моря стороне. Они не спешили прыгать в окопы, поскольку в начале войны в армии ходили слухи, что враг минирует свои траншеи {22}. Однако земля из турецких окопов была, как всегда, свалена в кучу перед фронтальной (направленной к морю) стороной, образуя невысокий бруствер, из-за которого могли стрелять сидевшие в окопе. За этим не самым лучшим укрытием залегли шедшие впереди австралийцы, когда по ним вели ураганный огонь с едва видной противоположной гряды. Лейтенант Макдональд из 11-го батальона, лежавший рядом с капитаном Лейном, был ранен в плечо. Капитан Энниар получил пулю в голову и стал первым погибшим в бою австралийским офицером.

За несколько минут, когда остальные бойцы взобрались на плато, турецкий огонь с дальней стороны стал затихать. Немного левее Лейна из окопа выскочили двое вражеских солдат и стали обстреливать поднимавшихся людей. Бэтт {23}, ординарец лейтенанта Моргана {24} из 11-го батальона, получил ранение. Но четверо из пяти солдат, которые поднялись в этот момент на возвышенность, добрались до турок. Одного из них чуть не взяли в плен, когда австралиец вышел из-за куста и всадил ему в плечо штык. Другого застрелили на дальнем краю возвышенности, откуда он скатился в промоину в крутом склоне и мёртвым повис в расщелине. Ещё трое турок выскочили и побежали к майору Брокману, когда он дошёл до вершины. Ирландец, старый солдат Драгунского гвардейского полка, убил всех троих. Майор Дж.Ч. Робертсон из 9-го батальона получил ранение. Смертельный огонь австралийцев снизу, который остановил Грэм Батлер, стал причиной смерти, по меньшей мере, одного храброго человека. На самом краю плато сержант Фаулз {25} был тяжело ранен одной из пуль. «Я приказал им», - сказал он, умирая в турецком окопе, - «Я снова приказал им не заряжать оружие».

Скан 38
Вид на Плато Пладджа со стороны материка (Шрапнельная Лощина), можно разглядеть извилистую тропу, по которой уходили турки

Плато, на которое одним за другим поднимались небольшие группы солдат после трудного восхождения, было небольшой треугольной вершиной с очень крутыми склонами. Из турецкого окопа на его передней стороне два хода сообщения тянулись на 180 метров до дальнего края вершины. Позднее в тот день, когда эти окопы были заняты новозеландцами и резервом, полковник Пладдж {26} из Оклендского батальона расположил на нём свой штаб. Плато, в свою очередь, получило наименование «Плато Пладджа».

Скан 39
Шлюпки 1-й бригады гребут в сторону берега, пусты шлюпки возвращаются обратно, около 09:45, 25 апреля 1915

Солдаты, преследовавшие отстреливающихся турок через плато, неожиданно оказались на краю глубокой долины, которая пролегала внизу. Северная сторона долины была довольно обрывистой. Но на юге, где склоны были достаточно пологими, чтобы на них могли вырасти отдельные кусты, вниз вела извилистая тропа {27}. У тропы стояли три палатки, частично прикрытые сухими ветками. Турки, поспешно убегавшие через возвышенность, знали эту тропу и пошли по ней вниз, в то время как австралийцы остались на утёсе. Ниже тропы и палаток рос утёсник, который также покрывал высоты на другой стороне. На другой стороне были едва видны очертания бегущих через кусты вверх к тропе. Несколько человек стреляли по ним с края плато. Враг открыл плотный огонь откуда-то с высот на другой стороне долины.

Несколько командиров съехали по склону во время погони. Тэлбот Смит и его разведчики подождали некоторое время на краю, пока Смит смотрел на карту. Затем они пробежали вниз по тропе к трём палаткам, выполняя задачу по поиску турецкой артиллерии. Лейтенант Фортескью {28} из 9-го батальона, который потерял большую часть своих людей в кустарнике по пути на вершину холма, съехал вниз по склону на дальней стороне и отстал от всех остальных, кроме двоих, которые спустились по тому же склону. Но когда эти первые отряды начали преследование турок вглубь территории, бойцы с буксирных составов 9-го, 10-го и части 11-го батальонов с линкоров, которые уже подбирались к плато, находились под командованием нескольких активных старших офицеров, которые смогли указать направление даже в условиях полной путаницы в планах. Многие из первых шести рот, когда они достигли первой высоты, поняли, что их задача по обеспечению прикрытия выполнена. После сильного напряжения по пути на лодках, они прибыли на плато в приподнятом настроении. Они были очень взволнованы и удивлены тем, что они более чем наполовину выполнили свою задачу, к которой они готовились более шести недель. Все их чувства испарились за одно мгновение. Всё ещё виднелись смутные фигуры турок, бегущих через нижнюю гряду, которая на юге соединялась с плато (Гряда Маклагана). Солдаты смотрели на них, смеясь и крича. Для многих из них битва была окончена более чем наполовину, и они просто ждали новых указаний.

Первая гряда, идущая вглубь полуострова, должна была стать местом проведения недолгой перегруппировки. Предполагалось, что для первых рот с эсминцев останется время для соединения с солдатами с линкоров в этой точке. На северном и самом высоком углу плато Брокман, который был старшим командиром в 11-м батальоне, сортировал бойцов трёх батальонов, отправив 9-й направо, 10-й в центр, а 11-й оставив слева. Он запретил находившимся при нём людям стрелять по туркам, которые бежали через ту же самую гряду всего в сотне метров от них. С ними предстояло разобраться 9-му и 10-му батальонам, взбиравшимся на гряду с юга.

Лишь часть буксирных составов 11-го батальона достигла Плато Пладджа. Остальные, как будет рассказано ниже, шли через долину на севере. Но почти все отряды 9-го и 10-го батальонов, высадившихся с линкоров, теперь находились на плато. Полковник Уир вместе с ротами Олдэма {29} и Джейкоба {30} из 10-го батальона достигли плато относительно собранно, двигаясь по правую сторону от 11-го. После нескольких минут стрельбы с возвышения по туркам, бегущим внизу, эти роты вошли в долину, следуя по пути, который проделывал враг.

Две роты 9-го батальона, который должен был располагаться на правом фланге 10-го, смешались с 10-м и друг с другом в результате смещения буксирных составов. Марш на вершину холма дезорганизовал их, но не настолько, чтобы невозможно было восстановить порядок. Однако среди них не было старших офицеров. Майор Дж.Ч. Робертсон был ранен на подходе к плато. Майор Робертсон {31}, командир одной из рот 9-го батальона, с несколькими своими людьми стал пробираться через крайний левый фланг. Позднее в тот же день он погиб на Малышке 700. Полковника на плато не было.

Но офицер медслужбы батальона, Грэм Батлер, оставил нескольких своих бойцов на высоте, а его младший майор, Альфред Джордж Солсбери [Alfred George Salisbury], на вершине смог сохранить в относительном порядке свою роту и часть майора С.Б. Робертсона. Солсбери взял под командование правый фланг, а левый передал капитану Райдеру {32}. Старших офицеров, которые могли отдать приказ о наступлении, рядом не было; но когда основная часть 10-го батальона практически сразу же вошла в долину, Солсбери увидел, что турки на полной скорости спешат через ту же долину справа, он приказал идти в расщелину за ними. Оставшуюся часть того дня, пока 9-й батальон не прекратил существование в качестве боевого подразделения, им командовал именно этот молодой офицер.

Так, на северной оконечности Плато Пладджа остался только 11-й батальон под командованием Брокмана. Но вторая часть прикрывающей группы уже высадилась на берег и шла вглубь материка. Часть турок, которых Солсбери видел убегающими вдалеке на своём правом фланге, и который Брокман видел, когда взбирался на Гряду Маклагана, и когда он приказал своим людям не стрелять по ним, сейчас бежали перед второй волной десанта, той самой, которую привезли эсминцы.

Эсминцы, как только они получили приказ выдвигаться для высадки войск, немедленно приступили к выполнению своей задачи. Они тянули за собой шлюпки с транспортов, на которых никого не осталось кроме нескольких моряков и солдат, которые выполняли работу членов команды. Одна из шлюпок рядом с эсминцем Foxhound, в которой находилось два матроса и семь человек 10-го батальона, стала сильно забирать в сторону. Матрос у румпеля не смог справиться с ней. Она развернулась сначала в одну сторону, потом в другую и начала опрокидываться. Кто-то воскликнул: «Слишком высокая скорость для шлюпки №2!» Но снизить скорость было никак нельзя. Матрос резко повернул румпель и лодка снова заняла место позади эсминца. Палуба была заполнена солдатами 10-го батальона, смотревшими вниз на своих товарищей. Лодка подошла ближе, вода захлестнула её и сбросила всех, кто в неё сидел, за борт, кроме рулевого, который ухватился за кормовой фалинь и стал взбираться по нему в лодку. Он уже занёс ногу над бортом, и когда её снова бросило в сторону, ногу раздробило ударом об борт эсминца. Стоявшие рядом шесть-восемь матросов отрубили трос лодки и подняли на борт рулевого, которому уже не суждено было оправиться. Спасать людей времени не было; сбавлять темп было нельзя. За борт сбросили спасательные жилеты. Некоторых солдат ещё можно было спасти. Находившиеся на транспортах, уже пересевшие на лодки, с интересом смотрели на перевернувшуюся лодку в 3 с небольшим километрах от них, плававшую по зеркальной поверхности моря.

Эсминцы подошли к точке высадки, замедлили ход и некоторое время подождали на оговорённом рубеже, в 450 м от берега. Командир эсминца Colne крикнул своему соседу в мегафон принять на юг, так как они слишком сильно отклонились на север. Ровный берег, бухта Сувла, можно было заметить на севере, когда впереди зажегся яркий свет. За ним последовал сначала один выстрел, а потом целая канонада. Далеко позади, во флотилии транспортов, двигавшихся четвёрками незамеченными сквозь серую пелену рассвета, тысячи свидетелей также видели свет. «Должно быть, с берега подают сигналы», - подумали они. Затем до них дошли звуки глухих хлопков, похожих на стук колёс телеги, едущей по бушу. Сначала прозвучали отдельные хлопки, затем раздался долгий звук, похожий на кипение воды в котле. Спустя несколько минут они поняли, что это были звуки отчаянного огня в темноте. Они могли только ждать не в силах помочь товарищам или выяснить, что с ними произошло.

Как только на эсминцах услышали первые выстрелы, шлюпки были подтянуты к бортам для пересадки солдат на них. Пули стали летать ниже, но высокий бак малых боевых кораблей, в который попадали пули, частично прикрывал палубы. На Риббле коммандер Уилкинсон, молчаливый как никогда, отдал приказ: «Пересаживаться в шлюпки!» Невысокий самодельный деревянный помост, похожий на ступени трамвая, был установлен на борту корабля. По нему бойцы спустились в лодки. Буксир, вернувшийся с буксировки лодок с линкоров, спросил: «Вас подбросить?» - и принял несколько шлюпок с Риббла. С первой попытки он отчалил только с одной шлюпкой. Он вернулся, чтобы взять ещё нескольких. В этот раз последняя лодка отошла от эсминца и привязалась к кормовому тросу. Наконец, буксир отошёл с первой партией шлюпок. Эсминцы были вынуждены дождаться возвращения шлюпок, чтобы высадить всех солдат на своём борту. Ожидание казалось вечностью. Четверо человек на Риббле получили ранения в ходе ожидания. Один из них упал за борт, и его тяжёлое снаряжение потянуло его ко дну, несмотря на все старания одного из матросов. Наконец, шлюпки начали возвращаться одна за другой. «Вот и они; можете садиться», - сказал Уилкинсон кому-то из 12-го батальона, когда подошёл буксир с большой баржей. «До свидания и удачи!» - крикнул флотский младший лейтенант, перегнувшись через борт. В этот момент его убило попаданием в голову.
_______________________________________________________________________________________________________
6. Полковник Дж. Лайон Джонстон, кавалер ордена Святого Михаила и Святого Георгия, награждён знаком отличия для офицеров-ветеранов. Командир 11-го батальона, 1914-1915. Биржевой брокер и секретарь. Из Боулдера, Западная Австралия. Родился в Абердине, Шотландия, 5 мая 1863. Умер 20 июля 1937.
17. Подполковник Т.С. Лауч, кавалер Военного креста, 51-й батальон, заместитель начальника оперативно-разведывательного отдела штаба 12-й пехотной бригады, 1917; начальника оперативно-разведывательного отдела штаба 13-й пехотной бригады, 1918. Командир 2-го/11-го батальона, АИК, 1939. Секретарь суда, из Олбани, Западная Австралия. Родился в Джералдтоне, Западная Австралия, 30 марта 1894.
18. Бригадный генерал Дж. Кемпбелл Робертсон, кавалер орденов Бани, Святого Михаила и Святого Георгия, «За выдающиеся заслуги». Командир 12-й пехотной бригады, 1916-1918; 6-й пехотной бригады, 1918-1920. Секретарь. Родился в Тувумбе, Квинсленд, 24 октября 1878.
19. Капитан У.Р. Энниар, 11-й батальон. Мастер-печатник и районный офицер. Из Перта и Калгурли, Западная Австралия. Родился в Балларате, Виктория, 1 мая 1875. Погиб в бою 25 апреля 1915.
20. Лейтенант В.Х. Макдональд, 11-й батальон. Районный офицер. Из Коттслоу, Западная Австралия. Родился в Кэмпердауне, Сидней, Новый Южный Уэльс, 27 апреля 1889. Погиб в бою 28 июня 1915
21. Бригадир А.Р. Селби, прошёл курс обучения в штабном колледже, 11-й батальон (впоследствии перешёл в британскую армию). Выпускник Дантруна. Из Перта, Западная Австралия. Родился в Армидейле, Новый Южный Уэльс, 16 марта 1893
22. Учитывая опасность для обороняющихся, большой объём работ по установке и низкую сложность преодоления атакующей стороной, мины очень мало использовались в ходе войны. Их никогда не использовали перед обороняемыми траншеями. Турки поставили несколько мин на пляже в бухте Сувла и Седд-эль-Бахр. Некоторые из них взорвались, но серьёзного эффекта это не произвело. Позднее во время войны мины иногда использовались против танков.
23. Рядовой Т. Батт (№149, 11-й батальон). Рабочий. Родился в Брэкене, Южный Уэльс, 9 марта 1883. Умер от ран 29 апреля 1915.
24. Лейтенант Дж.Х. Морган, 11-й батальон. Школьный учитель. Из Перта и Фримантла. Западная Австралия. Родился в Мельбурне 27 мая 1891. Получил ранение. Отправлен в запас в Австралию. Позднее стал капитаном в 4-м батальоне Уэльского полка. Умер 10 апреля 1937.
25. Сержант Х.Х.К. Фаулз (№71, 9-й батальон). Школьный учитель, из Гаттона, округ Локьер, Квинсленд. Родился в Тенерифе, Брисбен, Квинсленд, 31 марта 1893. Погиб в бою 25 апреля 1915.
26. Полковник А. Пладдж, кавалер ордена Святого Михаила и Святого Георгия, награждён знаком отличия для офицеров-ветеранов. Командир Оклендского батальона, 1914—915. Школьный учитель, из Окленда, Новая Зеландия. Родился в Гулле, Англия, 17 февраля 1878. Умер 2 июля 1934.
27. См. фото
28. Подполковник Д. Фортескью, кавалер ордена «За выдающуюся службу» и Военного Креста. 49-й батальон. Ювелир. Из Тувумбы, Квинсленд. Родился в Тувумбе, 18 мая 1893.
29. Майор Э.Ч. Олдем, 10-й батальон. Районный офицер. Из Сент-Питерса, Аделаида, Южная Австралия. Родился в Гоулере, Южная Австралия, 8 августа 1876. Погиб в бою 25 апреля 1915.
30. Подполковник Р.Б. Джейкоб. Командир 10-го батальона, 1917-1918. Телеграфист. Из Броукен-Хилла, Новый Южный Уэльс. Родился в Сноутауне, Южная Австралия, 5 июля 1885.
31. Майор С.Б. Робертсон, 9-й батальон. Офицер разведывательного управления 1-го военного округа (Квинсленд), 1912-1914. Сын конгрегационистского священника из Стратфилда, Сидней, Новый Южный Уэльс. Судебный секретарь, из Аделаиды, Южная Австралия, и Брисбена, Квинсленд. Родился в Сиднее, Новый Южный Уэльс, 28 октября 1886. Погиб в бою 25 апреля 1915.
32. Капитан Дж.Ф. Райдер, 9-й батальон. Ученик пастора, родился в Брисбене, Квинсленд, 14 декабря 1888.

(
продолжение)
Tags: Австралия, Первая мировая война, военная история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments