cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Малышка 700 (ч.2)



Спустя некоторое время после того, как передовая цепь дошла до вершины Малышки 700 {10}, слева, с обращённого к морю склона, пришёл призыв о подкреплениях. Маргеттс направил свой бинокль на окоп, который спускался по обращённому к морю плечу высоты Линкор. Примерно в 09:15 он заметил турок, спускающихся по этому окопу в долину слева спереди от него, где они скрылись из виду. Он оценил расстояние в 820 метров и приказал своему взводу: «Ход сообщения, на левом склоне дальней высоты… 820 ярдов… три выстрела… огонь!» Сложность управления огнём на этом участке заключалась в том, что бойцы, находившиеся на расстоянии в несколько шагов друг от друга, в густом низкорослом кустарнике, находились вне поля зрения, и цепь легко теряла связь. Невозможно было говорить более чем с несколькими солдатами с каждой стороны. Когда огонь стал более плотным, и каждому солдату приходилось не высовываться, едва ли можно было заметить движение соседа, не говоря уже о тех, кто лежал в 15-20 шагах. Спустя час Маргеттс смог найти лишь нескольких своих бойцов. Там они столкнулись с одной из самых больших трудностей дня.

Турки, несомненно, подбирались через плечо высоты Линкор по ходу сообщения, и оттуда в лощину на обращённой к морю стороне между высотой Линкор и Малышкой 700. Здесь они могли собраться в укрытии на своей стороне отрога. Противостоявшие им австралийцы располагали схожим укрытием у входа в Лощину Мэлоуна. Прерывистый отрог напоминал руку с четырьмя пальцами. Там, где он отделялся от Малышки 700, находился крутой, покрытый кустарником склон, шириной 270 метров, напоминавший тыльную сторону руки. Он тянулся от северной развилки Лощины Мэлоуна до лощины, в которой собирались турки. Метрах в 400 ниже в сторону моря он неожиданно оканчивался крутым каменистым утёсом. Оттуда к морю тянулись четыре лысые горные гряды, оканчивающиеся большими и малыми крутыми холмиками.

Пальцы этого отрога были слишком отвесными, чтобы по ним идти. Все бои шли на верхней части покрытого кустами склона, где он соединялся с Малышкой 700, а также на самой Малышке 700. Австралийцы, группа из 11-го и 12-го батальонов с некоторой частью 9-го, пересекли вход в Лощину Мэлоуна и фланг Малышки 700 над ней, а потом бросились к турецкому окопу на маленьком отроге позади лощины. Вскоре после того, как они дошли до него, по ним открыли огонь из пулемёта с позиции на Малышке 700 и практически точно с правой стороны, откуда окоп простреливался на всю длину. Таким образом, отряд оказался выбит, и отошёл в укрытие к краю Лощины Мэлоуна.

По строю прошли слова: «Левая сторона отступает». Они дошли до Маргеттса и его отряда на возвышенности. Турки открыто шли на высоту Линкор с левой стороны. Маргеттс со своими людьми отошёл примерно на 137 ярдов к заднему склону Малышки 700, и они поднялись на неё. Они видели, как цепь слева от них отступает. Гребень и склоны Малышки 700 снова были открыты врагу. Турки снова отошли в окопы на невысоком отроге: именно их манёвр в обход обращённой к морю стороны высоты Линкор заставил Туллока отступить.

К тому времени прибыли отряды подкрепления, которых Брокман отправил к Малышке 700. Лейлор находился с группой поддержки на некотором удалении от Маргеттса на той высоте. Брокман встретил там Лейлора, и Лейлор согласился удерживать высоту и не предпринимать попыток продвинуться вперёд.

Однако возвышенностью требовалось овладеть срочно. Потери были большими, а ряды австралийцев сильно поредевшими. В ходе преследования отступавших они дошли до Малышки 700.

К счастью, атака на цепь на Малышке 700 было замечено с другой части фронта. Между 9 и 10 часами полковник Маклаган, возвращающийся с Плато 400, заметил издалека отход австралийцев и напор турок. Он только что избавился от надежды продолжить наступление с Плато 400 в направлении гряды, обозначенной как конечная цель. Он понял, что австралийцы предпримут всё возможное, чтобы удержать оборонительную позицию, на которой они находились. Малышка 700, нависавшая над долиной, где выстроились австралийцы, определённо являлась ключевой позицией. Разместив свой штаб на южной оконечности Долины Монаша на верхнем плече Высоты Маклорина, он мог видеть все движения цепи на Малышке 700. Начиная с того часа, он порывался отправить все подкрепления в бой, который шёл там.

Когда Маклаган пришёл к этому решению, 2-я бригада и часть 1-й уже вступили в схватку на другом фланге. Войска отправлялись в бой сразу же после высадки на берег. От 1-й бригады ещё должны были подойти одна рота 1-го батальона, две 3-го, а также 2-й и 4-й батальоны в полном составе.

Маклаган теперь делал срочные запросы на подкрепления для левого фланга. Ему сразу же дали две оставшиеся роты 3-го батальона, высланные полковником Оуэном, который в это время находился на Плато Пладджа. О то, как их втянуло в бой у входа в Долину Монаша, будет рассказано в следующей главе. По пути на Плато Пладджа эти две роты оказались в середине боевых порядков 1-го батальона, который незадолго до этого высадился с Минневаски. Последняя рота 1-го под командованием майора Суоннелла, задержавшаяся на сбросе рюкзаков перед подъёмом на высоту, последовала за 3-м батальоном. Заместитель командира 1-го батальона, майор Киндон, как и было предписано уставом, находился в хвосте замыкающей роты. Когда он проходил через строй 3-го батальона на Плато Пладджа, полковник Оуэн сообщил ему, что Маклаган просит отправить подкрепления в направлении Малышки 700, и попросил его перенаправить туда роту Суоннелла.

Киндон, в свою очередь, повёл роту Суоннелла из 1-го батальона в Лощину Отдыха, а оттуда на Вершину Расселла, чтобы достичь Малышку 700 по кратчайшему пути. Вместе с Суоннеллом были лейтенанты Шаут {11} и Стрит {12}, а также капитан Джейкобс {13}.

Эта рота выдвинулась на Вершину Рассела после 10 часов. В это время Маклаган заметил остатки цепи Лейлора, отброшенные почти к самому Нэку. Плохо обученные связисты 1-й австралийской дивизии примерно двумя часами ранее завершили прокладку кабеля от штаба дивизии к обеим наступающим дивизиям, и Маклаган отправил Бриджесу телеграмму, сообщая, что дальний край Вершины Рассела «находился в большой опасности». В 10:15 Маклаган сообщил Гласфурду, что вероятность удержать позиции мала.

Если бы турки дошли до Вершины Рассела, они бы оказались в тылу позиций Дентона и остальной части цепи Маклагана в Долине Монаша. Вследствие этого Бриджес приказал Маклорину, командовавшему 1-й бригадой, его единственным резервом, выделить две роты 2-го батальона угрожаемому участку. Майору Скоуби {14}, заместителю командира 2-го батальона, было приказано взять роды Гордона {15} и Ричардсона {15}. Гордон немедленно выступил вслед за Киндоном.

Примерно в 11 часов Киндон с ротой Суоннелла из 1-го батальона перешёл через Нэк и у подножия Малышки 700, добежали до остатков цепи Робертсона и Лейлора, которую выбили с передних склонов того холма. В этом месте находилось порядка 70 человек 3-й бригады, но лишь 10-12 человек было видно с точки, в которой Киндон и Суоннелл соединился с ними.
awmohww1-aif-vol1-ch130021
Рота Суоннелла сразу же развернулась в боевой порядок и вместе с остатками 3-й бригады пошла в атаку на турок, которые располагались на обращённом к морю склону, находившемся перед ними. Турки побежали. Один из них погнал через плечо холма с погруженным на мула пулемётом. Второй раз цепь на полной скорости прошла через вершину Малышки 700. Маргеттс дошёл до той же точки на той же тропе, которую он занимал ранее. В этот раз бойцы 1-го батальона стали окапываться со всей возможной скоростью.

Но, достигнув обращённого вглубь материка склона холма, они попали под плотный огонь. Туркам пришлось бежать к траншее, которая издали казалась коричневой линией, протянувшейся через лежащий впереди кустарник. Пули летели в австралийцев с фронта и с правого фланга. Единственным способом укрыться от них было лежать не двигаясь. Но в таком положении было трудно вести эффективный огонь. Справа, где теперь находился Суоннелл, цепь заглянула в лощину позади Кровавого Угла. Там были найдены несколько турецких палаток и заброшенный бивуак. Рядом с этой точкой несколько солдат Суоннелла попали под турецкий огонь. Ведение ответного огня было затруднено. Суоннелл почувствовал, что, скорее всего, погибнет. Он сказал это ещё на Минневаске перед высадкой, т.к. понял, что в эту игру будет играть подобно тому, как он играл в регби – с полной отдачей. Теперь, стоя на коленях, чтобы показать своим бойцам как надо целиться в турок, он был намертво сражён пулей.

Две роты 2-го батальона, которые сразу же выступили вслед за Киндоном и его частью 1-го батальона, частично прошли через долину Монаша. Гордон повёл свою роту через вход в долину к Нэку. Он достал свою карту, определил местоположение и начал строить своих солдат к наступлению. Это был стройный высокий широкоплечий человек без чувства страха. Он обращался к своим людям, когда упал замертво, сражённый пулей в голову. Большая часть его роты присоединилась к остаткам роты Суоннелла, когда добралась до Малышки 700. В течение всей середины дня она участвовала в тяжёлых боях рядом с позицией Маргеттса на гребне.

Рота Ричардсона из 2-го батальона взошла на обращённый к морю склон Малышки 700: левый фланг цепи. После подъёма с Долины Монаша, Ричардсон перешёл через Вершину Расселла на её обращённую к морю сторону рядом с Нэком. Когда появилась рота, было видно, как люди Киндона и Гордона на полном ходу пересекают длинную возвышенность Малышки 700 справа от них.
awmohww1-aif-vol1-ch130022
В это же время около 60 турок рядом с входом в Лощину Мэлоуна, на обращённом к морю склону Малышки 700 и покрытом кустарником отроге под ним, очевидно, начинали отступать. Ричардсон приказал своим людям примкнуть штыки и выступил через вход в Лощину Мэлоуна. Турки явно колебались по мере того, как цепь приближалась. Когда расстояние сократилось до 70 метров, они поспешно ретировались. Австралийцы, бросились на них и убили много солдат противника. Остатки не скрылись в дальней лощине.

Выйдя вперёд линия слева от Малышки 700 была бы слишком уязвима перед огнём не только турок позади ближайших отрогов, но и остальных, которые теперь группировались за нижними оконечностями тех отрогов над берегом неподалёку. Офицеров и солдат, лежавших в кустах, одного за другим поражали пули. Майор С.Б. Робертсон, раненый трижды, встал, чтобы осмотреться и словил пулю. «Продолжай, Ригби», - сказал он младшему офицеру рядом и умер. Лейтенант У.Дж. Ригби {16} «продолжал» пока не погиб сам. Под этим огнём левый фланг решил отойти к Лощине Мэлоуна. За ними последовали солдаты на Малышке 700. Действительно, при открытом для врага обращённом к морю склоне они больше ничего не могли поделать.

Напряжение среди людей, лежавших на переднем склоне, становилось практически невыносимым. Там ещё оставалась часть первоначального состава цепи, которая утром наступала с таким задором под началом Маргеттса, Паттерсона и старого полковника Кларка, и так легкомысленно взошла на высоту в начале дня. Опасных попаданий было столько много, что солдаты перестали вести им счёт. Так, рядовому Р.Л. Донкину {17} из 1-го батальона две пули попали в левую ногу, третья пробила тулью шляпы и посекла волосы; одна порвала его левый рукав; три попали в подсумки с боезапасом, отчего пули сдетонировали; ещё одна попала в его шанцевый инструмент. Большая часть бойцов 3-й бригады, которые бились там, либо погибла, либо получила ранения. Тем временем Маргеттс и некоторые другие держались с новоприбывшим частями 1-й бригады. Голубое небо и яркий свет на дремлющих холмах, свежий горный воздух, который они вдохнули после первой атаки, всё ещё окружал их подобно коварству красивого миража. Сладкий аромат дроблёного тимьяна через много дней вспоминали исключительно с содроганием. Как и у многих, для Маргеттса это был первый боевой опыт. Насколько ему было известно, его никто не поддерживал. Он мог видеть только двух своих человек, но он знал, что с ним было порядка двадцати бойцов, т.к. он мог отправлять устные сообщения по цепочке. Майор С.Б. Робертсон из 9-го батальона должен был находиться слева от него, но в это время он уже, вероятно, был мёртв. Поэтому Маргеттс знал, что больше никого не осталось, некому было взять командование, некому было сообщить, что происходит на других участках.

Шли часы. Боевые порядки сильно поредели. Пытка обстрелом продолжалась. Дальше на левом фланге, рядом с возвышенностью холма, где рота Гордона из 2-го батальона соединилась с остатками 11-го и 12-го батальонов, цепь прошла назад и вперёд через вершину Малышки 700 не менее пяти раз. Каждый раз, после короткого удержания позиции, их отбрасывали. Почти все офицеры погибли или были ранены, но Маргеттс оставался в строю.

Справа, на обращённом вглубь склоне холма, где вёл бой Киндон, напряжение постоянно возрастало. Плотность огня справа планомерно росла. Цепь на Малышке 700 была отрезана, оба фланга упирались в края. В этих условиях турки просачивались и собирались с обеих сторон. Всё это время, что продолжались нестерпимые испытания, майор Киндон лежал на земле со своими бойцами и, не переставая, курил старую трубку. Слева от него в кустах лежал боец 12-го батальона и вёл огонь. Справа от него просвистела пуля. Голова солдата упала на приклад винтовки; его позвоночник был повреждён. По направлению выстрела Киндон понял, что турки обошли его с правого фланга. Солдаты и офицеры держались на Малышке 700 благодаря одной лишь силе решимости.

С Малышки 700 снова и снова приходили просьбы о подкреплении. Хотя такие просьбы приходили также со всех остальных участков, особенно с правого фланга, располагавшийся на берегу штаб дивизии понимал, что позиция на левом фланге является критически важной. Генерал Бриджес предполагал это с самого начала высадки, когда в 8 часов заметил, что Шрапнельную Лощину всё ещё поливали пулями. Оставалось невыясненным будут ли турки атаковать с севера вдоль края моря в тыл его левого фланга. После короткого визита на правый фланг он побежал обратно вместе с полковником Уайтом и лейтенантом Кейси, своим адъютантом, на вершину холма Ари-Бурну, с которого просматривался весь берег до самой бухты Сувла и спускающиеся к морю подножия холмов. Бригадный генерал Г.Б. Уокер, начальник штаба генерала Бидвуда, находился на Ари-Бурну. С бруствера турецкой пулемётной точки на холме они осмотрели подножия холмов на севере. На берегу к северу от Ари-Бурну было видно движение австралийцев – там работал 3-й полевой госпиталь. С подножий, очевидно, никакая опасность не угрожала. Вероятно, группу штабных офицеров на Ари-Бурну заметили турки с какой-то из точек на Малышке 700, так как в бруствер рядом с Бриджесом попало несколько пуль. Уайт предложил своему командиру перейти на другое место, но Бриджес отказывался, пока его не попросил Уокер. Тогда он перешёл на более безопасную позицию. Хотя у подножий пока было спокойно, Бриджес понимал, что позднее надо будет отправить войска на Гряду Уокера. А пока что он выслал два взвода 2-го батальона обустроить позицию на берегу.

Телеграмма Маклагана об опасном положении, сложившемся на Вершине Расселла и его настойчивые просьбы отправить туда все подкрепления для левого фланга показали Бриджесу, откуда исходила угроза для его левого фланга. Но 1-я австралийская дивизия уже была задействована практически полностью. От 1-я бригады, остававшейся единственным резервом дивизии, остались только 4-й батальон и две роты 2-го. Бриджес воспользовался бы ими, но только в самом крайнем случае.

Однако когда позиция была подготовлена, можно было ожидать высадки Новозеландско-австралийской дивизии. Уокер представлял генерала Бидвуда на берегу, и они с Бриджесом уже решили, что Новозеландско-австралийскую дивизию следовало использовать на левом фланге Бриджеса. И потому Уокер известил своего начальника штаба (подполковника У.Г. Брейтвейта) {18} когда, в 10:45, генерал Бидвуд сообщил с Queen, что продолжает десантную операцию и высаживает новозеландцев.

Именно тогда сбылась заветная мечта генерала Уокера – переход со штабной работы к командованию в поле. Полковник Джонстон {19}, британский офицер, командовавший новозеландской пехотной бригадой, заболел. Бидвуд телеграфировал, что бригада после высадки переходит в ведение Бриджеса, и что командиром назначается Уокер. Уокер немедленно спустился к подножию гряды, которую его солдаты впоследствии назовут в его честь, чтобы осмотреть место, где будут задействованы его люди.

В 9 часов утра первая часть Оклендского батальона уже высадилась, следом за последними подразделениями австралийской дивизии, и сразу же была направлена в подкрепление левого фланга австралийцев на Вершине Рассела, где, неподалёку от Нэка, в неё врезалась Гряда Уокера. Уаикатская и Хауракская роты [Waikato Company; Hauraki Company] были отправлены на север вдоль берега с приказом дойти до той позиции, взобравшись на Гряду Уокера. Бойцы, шедшие впереди, уже дошли до этого крутого отрога. Но Уокер, достигнув подножия этой гряды у берега, увидел каким голым и острым был этот отрог и понял, что отправленные наверх батальоны будут раздроблены и дезорганизованы. Они могли взбираться по обрывистым козьим тропам только в один ряд, а потому им пришлось бы вступать в бой поодиночке. Он же рассчитывал, что они будут действовать целыми хорошо организованными подразделениями. Как и остальные, изучив карту, он сделал вывод, что от Плато Пладджа до Малышки 700 тянулась длинная широкая гряда. Поэтому Оклендский батальон был отозван, а потом, когда ему на Гряду Уокера посылали батальон за батальоном, он приказал им вернуться обратно, взобраться по подготовленной дороге на Плато Пладджа и перейти на левый фланг по этому предполагаемому склону холма на Малышку 700.

Маклаган, с другой стороны, из своего штаба на дальней стороне Шрапнельной Лощины напротив Плато Пладджа, мог чётко видеть происходившее на узкой вершине Плато Пладджа, когда на неё взобрались подкрепления. Он снова и снова видел, как обстреливаемые шрапнелью и винтовками они стремились войти в Шрапнельную Лощину. Ряды перемешались, и младшие офицеры с бойцами, не имевшие инструкций относительно позиции, часто отходили в стороны от участков стрелковой цепи, к которым их направляли. Маклаган, по той же причине, что и Уокер (предотвратить дезорганизацию в труднопроходимой местности), порекомендовал всем подкреплениям не предпринимать подъёма по крутым склонам плато Пладджа, а направлять все подкрепления через Шрапнельную Лощину в обход по южной стороне вдоль берега. Но Уокер, находившийся далеко на своём участке фронта рядом с Грядой Уокера, не знал об этом. Один за другим батальоны новозеландцев поворачивали назад с приказами взобраться на Плато Пладджа {20}. Первые отряды подкреплений новозеландцев были дезорганизованы переносом турецкого огня на Плато Пладджа, в результате чего все они, пытаясь следовать приказам, оказались разделёнными между Лощиной Отдыха и Долиной Монаша.

После полудня Уаикатская рота Оклендского батальона, достигнув дна извилистой тропы, обнаружила колонну австралийских войск, хвост 2-го и 3-го батальонов, заняв долину позади них. Новозеландцы подождали, пока они не прошли вперёд, а затем последовали за ними через дно долины. Достигнув поворота в Долину Монаша, они начали восхождение на холм перед ними в сторону стрелковой цепи. Но они увидели, как люди с вершины махали им, указывая путь далее в лощину. На вершине холма находились Маклаган и его штаб. Новозеландцы повернули и направились к входу в Долину Монаша, а оттуда к нижнему склону Малышки 700, чуть позади Нэка. Они перегруппировались в этой низменности, прошли далее через 182 метра добрались до майора Киндона.
awmohww1-aif-vol1-ch130027
Когда прибыли новозеландцы, с Киндоном, по-видимому, осталось всего четыре-пять человек в состоянии вести бой. Остальные, находившиеся в поле зрения, либо погибли, либо получили ранения. На других флангах не было видно никого. Слева находилась вершина Малышки 700. Она казалась длинным бесконечным склоном, постоянно уходящим вверх, по которому тянулись узкие тропы. Новозеландцы поинтересовались, кто остался слева. Им ответили, что там находилась часть 2-го австралийского пехотного батальона. Далеко в тылу, справа от удалённого плато 400, была видна австралийская пехота с батареей индийских горных орудий.

Уаикатская рота усилила цепь Киндона и залегла, нацелившись на высоту Линкор, под тем же непрекращавшимся огнём. Линия всё ещё находилась за гребнём, её не было видно с моря. Перед ним находились более дальние вершины и обращённые вглубь склоны. Три песчаных карьера на нижних склонах Чунук-Баир можно было разглядеть за некоторыми дальними отрогами. Через кустарник на ближней стороне карьеров тянулась кривая коричневая линия. Это была турецкая траншея, в которой были видны турки.

Капитан Уаикатской роты, пролежав на гребне с полчаса, отошёл назад к Киндону через правую сторону и посоветовал ему отступить и окопаться рядом с Нэком. Но Киндон ничего не хотел слышать об оставлении своих раненых. Поэтому линия осталась там, где была. Пока солдаты лежали на земле, плотность огня была постоянной; как только они вставали, чтобы наступать, она возрастала.
_____________________________________________________________________________
10. Здесь, как и в других местах, бесценное время, несомненно, было потрачено впустую. Ф.Ч. Кемп (ранее сержант Ф. Коу, разведчик 9-го батальона при майоре С.Б. Робертсоне) пишет: «Разведчики и я прошли несколько километров и очистили горные гряды, а когда мы вернулись, народ на Гряде Уокера (Нэке) сидел, курил и обедал, как будто это был пикник. Я сказал майору Робертсону: “Боже правый, сэр, разве вы не готовите контратаку?” Он ответил: “Какую контратаку?”, и я сказал ему, что на подходе несколько тысяч турок. Он в ответ: “Я и не думал, что они вернутся”».
11. Капитан А.Дж. Шаут, кавалер Креста Виктории и Военного Креста, 1-й батальон. Столяр и плотник. Из Дарлингтона, Сидней, Новый Южный Уэльс. Родился в Новой Зеландии, 8 августа 1882. Умер от ран 11 августа 1915.
12. Бригадир достопочтенный Джеффри Остин Стрит [Geoffrey Austin Street], кавалер Военного Креста, 1-й батальон. Старший офицер штаба бригады, 15-я пехотная бригада, 1917-1918. Студент университета, из Сиднея, Новый Южный Уэльс. Министр обороны, 1938-1940. Родился в Сиднее 21 января 1894. Погиб в авиакатастрофе 13 августа 1940.
13. Майор Г. Джейкобс, 1-й батальон. Районный офицер. Родился в Хорнсби, Новый Южный Уэльс, 1 октября 1889
14. Подполковник Р. Скоуби, 2-й батальон. Фермер. Из Мейтленда, Новый Южный Уэльс. Родился в Западном Мейтленде, Новый Южный Уэльс, 31 марта 1871. Погиб в бою, 7 августа 1915.
15. Майор Ч.Дж. Гордон, 2-й батальон. Большой скотовод-землевладелец, а также районный офицер. Из Инверелла, Новый Южный Уэльс. Родился в Кингстоне, Ирландия, 7 ноября 1869. Погиб в бою 25 апреля 1915. Майор Ч.Р. Ричардсон, кавалер Военного Креста, 2-й батальон. Торговец. Родился в Армидейле, Новый Южный Уэльс, 21 июня 1890.
16. Лейтенант У.Дж. Ригби, 9-й батальон. Страховой агент. Из Йеронги, Квинсленд. Родился в Йеронге 9 декабря 1891. Погиб в бою 25 апреля 1915.
17. Рядовой Р.Л. Донкин (№ 817, 1-й батальон). Из округа Мейтленд, Новый Южный Уэльс. Родился в Брисбене, Квинсленд, 20 июня 1892. Погиб в бою 15 августа 1915.
18. Бригадный генерал Уильям Гарнетт Брейтвейт [William Garnett Braithwaite], кавалер орденов Бани, Святого Михаила и Святого Георгия, «За выдающуюся службу», прошёл курс обучения в штабном колледже. Королевский уэльский фузилёрский полк. Командир 2-й новозеландской пехотной бригады, 1916-1917. Из Кендала, Вестморленд, Англия. Родился в Кендале 21 октября 1870. Умер 15 октября 1937.
19. Бригадный генерал Ф.Э. Джонстон, кавалер ордена Бани. Северный Стаффордширский полк. Командир 1-й новозеландской пехотной бригады, 1914-1917. Из Веллингтона, Новая Зеландия. Родился 1 октября 1871. Погиб в бою 8 августа 1917.
20. См. карты в этой и предыдущих главах.

(продолжение)
Tags: Австралия, Первая мировая война, военная история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments