cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Category:

«Красный Посейдон» Эрнст Волльвебер: личный враг Адольфа Гитлера (ч.3)


СРАЖАЯСЬ НА ФРОНТАХ «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ»

Ещё не успели смолкнуть последние залпы Второй мировой войны и Уинстон Черчилль не произнёс свою ставшую легендарной речь в Фултоне, а уже началась «холодная война». Поэтому Эрнст Волльвебер и его люди без дела не засиделись.

Уже в конце сороковых годов прошлого века западноевропейские контрразведчики поняли - их старый противник не только благополучно пережил Вторую мировую войну, но и восстановил «Лигу Волльвебера». К началу 1950 года французская контрразведка была уверена, что «товарищ Антон» по приказу Москвы вот-вот запустит кампанию диверсий и саботажа. Однако никто на Западе не подозревал, что она явится своего рода прелюдией к коммунистическому выступлению в Корее, осуществлённому шесть месяцев спустя. Французское правительство было столь обеспокоено, что, невзирая на сопротивление коммунистической оппозиции, парламент был вынужден принять антидиверсионное законодательство.

И почти сразу же последовала цепь таинственных событий в Великобритании. В апреле 1950 года в топливных танках 23 000-тонного британского авианосца «Иллюстриос» была обнаружена вода. Через неделю или две этот же корабль следовал из Девонпорта в Мерси с важными персонами на борту, включая Первого Лорда Адмиралтейства и Главнокомандующего, когда в Плимуте под котлами корабля были обнаружены три магниевые бомбы. Их явно поместили туда с тем расчётом, чтобы они воспламенились, когда температура котлов повысится, и в результате на авианосце начнётся большой пожар.

Когда началась война в Корее, а Франция активизировала свою борьбу с национально-освободительными движениями в Индокитае, то есть на довольно далёких театрах военных действий, требовавших снабжения по морю, - диверсии на боевых кораблях и транспортных судах воюющих стран не заставили себя ждать.

Были взорваны британские суда «Индиан экспресс» и «Беденхэм» с грузом оружия. В апреле 1950 года под паровым котлом авианосца «Илластриес» обнаружили три магниевых заряда, которые непременно воспламенились бы при повышении температуры. В мае того же года в машинном отделении французского лайнера «Оран», перевозившего оружие из Марселя в Сайгон, сработала термитная бомба. В середине июня 1950 года в двигателе вставшей на ремонт в Девенпорте подводной лодки был найден песок. В июле того же года в гавани Портсмута произошли взрывы на девяти баржах с боеприпасами, через десять дней произошла авария на находившемся в море английском миноносце «Кавендиш», позже в его машинном отделении нашли инородные тела.

В сентябре 1951 года сотрудники французской службы безопасности раскрыли диверсионную организацию, состоявшую главным образом из немецких и испанских коммунистических беженцев. Она была связана с «Лигой Волльвебера». Раскрытие группы последовало вслед за уничтожением французского миноносца «Лапас», взорванного на якорной стоянке близ Сен-Мало. В результате диверсии погиб 51 человек из команды миноносца.

С окончанием затянувшихся корейских мирных переговоров диверсии на кораблях союзников временно прекратились, однако к середине 1952 года вновь стали появляться свидетельства того, что готовится новая серия нападений на корабли. Стало известно, что организация Волльвебера пополнилась новыми членами, завербованными в странах Запада. Среди этих новичков, обучающихся диверсионному делу, было много англичан, симпатизирующих левым, и даже две женщины. Все они тренировались в специальной школе Волльвебера в Богензее, в Восточной Германии, постигая основы операций, которые должны были стать частью «не-очень-холодной войны».

Очередной инцидент произошёл 25 января 1953 года, когда был полностью разрушен 20 000-тонный канадский тихоокеанский лайнер «Канадский экспресс». Пожар вспыхнул в тот момент, когда корабль стоял на ремонте в доке Ливерпуля. Через три дня огонь занялся и на борту «Куин Элизабет», также проходившего осмотр в доке Саутгемптона. Впрочем, возгорание было погашено до того, как для судна возникла реальная опасность. На другой день при таинственных обстоятельствах полыхнуло на ещё одном атлантическом гиганте. К счастью, пожар удалось быстро потушить.

Пожары на «Канадском экспрессе» и «Куин Элизабет» были поразительно похожи: оба корабля являлись крупными поставщиками долларов для британской экономики. Официальное расследование пожара на «Канадском экспрессе» позволило сделать вывод об отсутствии явных свидетельств диверсии. Столь же неопределёнными оказались выводы следственной группы, расследовавшей пожары на гиганте «Кьюнардере» в доке Саутгемптона. Однако, каковы бы ни были частные выводы британских властей, другие западные страны были уверены, что оба инцидента - дело рук агентов Волльвебера, среди которых, без сомнения, находилось много англичан.

Формально «Лига Волльвебера» продолжала действовать без непосредственного участия своего создателя и руководителя. Эрнст Волльвебер был в ту пору уже видным государственным мужем - в октябре 1950 года он занял пост статс-секретаря министра транспорта Восточной Германии {1}, хотя и ненадолго. Важные обстоятельства вновь вернули его в разведку, где он прославился во второй раз, теперь, правда, в качестве талантливого руководителя Министерства госбезопасности ГДР, которое больше известно как «Штази».

Всемирную славу этой организации принесла деятельность входившего в её структуру Управления «А» - внешней разведки. В годы «холодной войны» сотрудники и агенты этого управления совершили множество подвигов на тайных фронтах. По количеству успешно выведенных за «железный занавес» нелегалов они опередили своего «старшего брата» - советскую разведку. Их точное количество до сих пор остаётся секретным. Зато известны две другие красноречивые цифры. «Зарубежная агентурная сеть Главного управления «А» - внешней разведки МГБ ГДР насчитывала более 38 тысяч агентов, в основном - граждан Западной Германии». Разумеется, не все из них добывали ценную информацию, кто-то выполнял технические функции, от чьих-то услуг «Штази» почти сразу отказалась, но, несмотря на это, агенты попали в картотеку и в отчёты. По современным оценкам, на восточногерманскую разведку эффективно работало свыше 20 тысяч агентов (большинство из них западногерманские немцы), которые ни разу не попали в поле зрения контрразведки ФРГ {2}.

Датой рождения органов госбезопасности ГДР принято считать 16 августа 1947 года, когда Советская военная администрация создала первую германскую политическую полицию - «Пятый комиссариат», или К-5. Его руководителем был назначен Вильгельм Цайссер, а заместителем - Эрих Мильке. Формально К-5 подчинялся управлению уголовного розыска Народной полиции. Этот маскарад был необходим, так как правила Союзной Контрольной комиссии запрещали возрождение германской политической полиции.

Одновременно Эрих Мильке возглавил Германскую экономическую комиссию. Под этим названием скрывалась тайная организация, на которую возлагалась задача охраны конфискованной собственности от злоупотреблений и саботажа, а также расследования экономических преступлений. 7 октября 1949 года была образована ГДР. В 1950 году создано Министерство госбезопасности, по-немецки «Штаатсзихерхайт» (StaatsSicherheit). Отсюда и произошло слово «Штази».

Штат нового министерства был полностью укомплектован сотрудниками К-5, частью МГБ стала и Германская экономическая комиссия. Министром был назначен Вильгельм Цайссер, заместителем - Эрих Мильке. Структура МГБ повторяла структуру советской госбезопасности - было создано три основных управления: контрразведки, диверсий и подрывной деятельности. Внешняя разведка ГДР существовала автономно и была закамуфлирована под Институт научно-экономических исследований. В 1953 году он был подчинён МГБ {3}.

В 1953 году на заседании партийной комиссии, разбиравшей причины восстания немецких рабочих, жестко подавленного с помощью советских войск, заместитель министра госбезопасности ГДР Эрих Мильке обвинил своего шефа Вильгельма Цайссера в неспособности руководить МГБ, а также в том, что он призывал к сближению с Западной Германией. Последнего сняли с должности, вывели из состава Политбюро и Центрального комитета, исключили из СЕПГ. Статус «Штази» был понижен, подчинив Министерству внутренних дел. Новым руководителем секретариата госбезопасности назначили Эрнста Волльвебера {4}, Эрих Мильке стал его заместителем.

«Штази» в ту пору только набирало обороты, но именно тогда была проведена операция, которой гордилась бы любая разведка мира, - 20 мая 1956 года работавший на ГДР Хорст Гессе вынес из штаба 522-го батальона военной разведки США два сейфа с секретными документами и доставил их в Восточную. Германию. На их основе в течение пяти дней МГБ были арестованы 137 американских агентов, правда, ещё девяти удалось бежать на Запад.

Другой пример. 20 июля 1954 года в ГДР перешёл доктор Отто Йон, с декабря предыдущего года исполнявший обязанности директора БФФ - Федерального ведомства по охране Конституции, то есть контрразведки ФРГ! В истории мирового шпионажа прошлого века по пальцам одной руки можно пересчитать случаи, когда руководитель спецслужбы переходил на сторону противника. Среди таковых следует отметить ещё одного перебежчика. 15 августа 1985 года таинственно пропал 48-летний Ганс Иоахим Тидге, также возглавлявший эту службу, в которой он проработал 19 лет. Однако уже 19 августа Тидге дал пресс-конференцию в Восточном Берлине, из которой стало ясно, что он решил порвать со своим прошлым, начав новую жизнь в ГДР. Позже в берлинском Университете им. Гумбольдта Тидге защитил докторскую диссертацию «Контрразведывательные функции ведомства по охране конституции Федеративной Республики Германии», описывавшую деятельность БФФ, включая операции службы электронного наблюдения. В 1989 году Тидге выехал в Советский Союз.

Третий пример. В результате операции, проведённой 2-3 августа 1954 года восточногерманской контрразведкой, были «обезврежены сотни агентов» западногерманской контрразведки {5}.

Карьера Эрнста Волльвебера завершилась внезапно и была связана с большой политикой. В начале пятидесятых годов прошлого века в руководстве СЕПГ существовало две группы. Одну составляли представители старого руководства КПГ, которые после прихода Адольфа Гитлера к власти перебрались в Советский Союз, а после окончания Второй мировой войны вернулись обратно. Они не только пережили репрессии 1937 года, но и усвоили советский стиль руководства. Другая группа - те, кто после 1933 года остался в Германии для подпольной работы или не смог эмигрировать. Они выступали за демократические методы руководства и не без оснований ставили себе в заслугу то, что не отсиживались в Москве, а активно сражались с врагом. Во главе второго течения стоял влиятельный член Политбюро, секретарь ЦК СЕПГ Карл Ширдеван.

Осенью 1957 года в стране начали упорно циркулировать слухи об обострении борьбы внутри руководства СЕПГ, в конце декабря прошло совещание руководящих работников партии по вопросу об улучшении методов партийной работы. А в феврале 1958 года на XXXV пленуме ЦК СЕПГ была разгромлена «оппортунистическая группа Ширдевана, Волльвебера и др.», которая пыталась, как утверждали оппоненты, изменить политическую линию партии. В частности, «товарищу Антону» вменялось в вину «ослабление борьбы против вражеской агентуры» {6}. Пленум «единогласно постановил: ...исключить товарища Эрнста Волльвебера за нарушение Устава партии из Центрального Комитета и вынести ему строгий выговор» {7}. В вину ему вменялась «неправильная оценка вражеской деятельности».

В результате «эта неправильная оценка, его неправильные взгляды помешали органам госбезопасности выполнить свои задачи так, как это было бы необходимо. Волльвебер самым преступным образом ослабил борьбу против вражеских агентур» {8}.

Хотя падение «товарища Антона» началось значительно раньше. 1 ноября 1957 года Волльвебер подал в отставку, сославшись на здоровье. В тот же день на посту министра госбезопасности его сменил Эрих Мильке, руководивший «Штази» вплоть до кончины ГДР.

Эрнст Волльвебер умер в Берлине 5 марта 1967 года. Он ушёл из жизни в разгар войны во Вьетнаме и арабо-израильского противостояния. Тогда снабжение по морю Израиля и американских войск в Индокитае имело огромное значение, но топить суда, перевозившие вооружение для армий, сражавшихся против друзей СССР, было некому - тон в разведке задавали люди уже другого поколения {9}.
_______________________________________________________________________________________________________
1. РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 71
2.
Хлобустов О. Слава и секреты «Штази» // http://www.chekist.ru/article/859
3.
Министерство госбезопасности ГДР «Штази» // http://www.agentura.ru/dossier/german/stasi
4.
РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 69
5.
РГАПСИ. Ф. 495, оп. 205, д. 8628. С. 65
6.
Карягин С. Берлин от железного занавеса до бетонной стены // Международная жизнь. 1991, № 8. С. 86
7.
РГАПСИ. Ф. 495, оп: 205, д. 8628. С. 53
8.
Там же. С. 54
9.
Киселев Е. Диверсант, ставший министром // Независимое военное обозрение. 2005, 26 августа

Источник:
А. Север
Спецназ КГБ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments