cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Потеря Малышки 700



Линия на Малышке 700 была подвержена ещё большей опасности, чем просто обходу с правого фланга. Существовал постоянный риск, что пока они будут сидеть на обращённом вглубь материка склоне холма, враг мог подкрасться слева, через скрытые от взгляда обращённые к морю отроги и выйти в тыл. Когда турки начали продвижение через правый фланг к Долине Монаша, Киндон, по крайней мере, был в курсе происходящего. Но обращённый к морю склон позади слева был скрыт от него гребнём Малышки 700. Весь день солдаты, удерживавшие обращённый вглубь материка склон того холма, могли только надеяться, что отряды, удерживавшие обращённый к морю склон, справлялись со своей работой.

Как было указано выше, офицером, который видел, что на протяжении большей части этого бесконечно долгого дня турки не заходили в тыл левого фланга десантной группы, был капитан Лейлор. Ему было приказано удерживать Нэк и обращённый к морю склон холма, в то время как остальные бились в глубине материка. Но в то время как Киндон изо всех сил удерживал внутренний склон, бои на вершине и обращённом к морю склоне становились всё более напряжёнными.

Все солдаты и офицеры знали, что началась масштабная военная экспедиция, и что их долгом было не допустить её провала. Наступление явно развивалось не по запланированному сценарию. Большие надежды на утреннюю атаку увядали. Они попали под огонь какой-то группировки турецких войск. Поначалу он был относительно разрозненным, но теперь стал непрерывным, а темп его постоянно нарастал. Каждый солдат, лёжа в кустарнике, мог говорить только с одним-двумя товарищами с каждой стороны. По мере того, как солдаты выбывали одним за другим, линия становилась всё тоньше и тоньше. Создавалась угроза прорыва. Но они знали, что удержание флангов всех остальных частей линии зависит от них. Отступление линии означало поражение. Несмотря на неизвестное количество всё возраставшей группировки перед ними, а также на отсутствие признаков усталости противника, каждый солдат и офицер сохранял решимость удерживать высоту.

Как было упомянуто ранее, ухудшение обстановки и ход боёв на покрытом кустарником отроге и обращённом к морю фланге высоты повлекли за собой ряд отступлений. Но с подходом подкреплений линия снова продвигалась через вершину Малышки 700. На случай третьего отступления с вершины один из старших офицеров приказал Маргеттсу закрепиться на краю Вершины Рассела, напротив Гряды Уокера, в случае, если турки будут идти с того направления. Но в данный момент его снова отправили на передовую. Он собрал всех имевшихся людей, всего десять человек, и в третий раз отправился на Малышку 700. Он обнаружил, что линия была восстановлена и удерживалась офицером 2-го батальона и несколькими его людьми. Маргеттс и этот офицер знали, что они были единственными офицерами на высоте. У этого небольшого отряда кончались патроны. Маргеттс спустился с высоты, чтобы найти Лейлора, штабс-сержанта роты или кого-то ещё, кто мог отправить сообщение в штаб с просьбой о патронах. На Нэке он натолкнулся на взвод. Они находились в небольшой системе одиночных окопов для стрельбы лёжа, которую люди Лейлора начали рыть после рассвета. С ними был лейтенант Паттерсон, который взобрался наверх вместе с Маргеттсом рядом со Сфинксом. Турецкая батарея начала обстрел с находящихся впереди высот. Они явно метили в Нэк. Паттерсона, выпускника Дантруна, очень заинтересовала их тактика.

Маргеттс заметил, что лейтенант Барт отправился за патронами и поддержкой. Он лично вернулся на линию с этими новостями. Он почти совсем выдохся; его одежда ещё не просохла с утра. Он снова и снова спотыкался и падал в кустарнике. Когда он дошёл до передовой, то обнаружил, что её продолжают удерживать офицер 2-го батальона со своими бойцами. Его собственных людей там уже не было. Маргеттс снова спустился вниз с холма, чтобы найти их, и снова пришёл к Паттерсону.

Обстрел с обращённого к морю отрога Малышки 700 теперь был очень плотным. Шрапнелью стреляли всё чаще. Паттерсон и Маргеттс видели людей, двигавшихся на обращённом к морю отроге впереди них, на другой стороне Лощины Мэлоуна. Они собирались было открыть огонь, но их остановило сообщение, которое крикнул кто-то с левой стороны линии.

«Не стреляйте по людям слева», - сказал он: «Это индийцы».

Эти сведения казались верными. Индийская бригада должна была высадиться слева, а люди на отроге выглядели темнокожими. Это сообщение впоследствии возымело странный эффект на других участках линии. Слева индийцы не высадились и не высаживались. Люди, которых они видели, были больше похожими на турок, хотя впоследствии на том же отроге видели австралийцев.

Позиция на Малышке 700 была критической. Маргеттс сказал Паттерсону, что он «почти готов». Тогда Паттерсон вышел примерно с тридцатью своими бойцами на помощь 2-му батальону. Он отправился к точке на обращённом к морю склоне слева от позиции Маргеттса. Маргеттс смотрел, как он пересекал со своими людьми вход в Лощину Мэлоуна. Больше Паттерсона никто не видел.

На вспомогательной позиции на обращённом к морю склоне Маргеттс встретил Лейлора. Лейлор дал ему выпить из своей фляжки с виски и оставил его там. Рядом с ним лежал К.Ю. Батлер из отряда Туллока, уставший и сонный. По ним вели огонь средней плотности. Часто звали носильщиков. Но, несмотря на то, что носильщики сновали ниже линии, они не доходили до этого самого склона. Снова было отправлено сообщение, что на позиции 2-го батальона на обращённом к морю склоне требуется подкрепление. Лейлор повернулся к Маргеттсу:

«Берите своих людей и поднимайтесь наверх», - сказал он, а затем: «Нет, я пойду. Вы берите своего горниста, спускайтесь вниз и постарайтесь привести сюда подкрепления и носильщиков».
«Я пойду вперёд, сэр», - сказал Маргеттс.
«Выполняйте приказ», - таков был ответ.

Лейлор повёл своих людей вдоль входа в Лощину Мэлоуна в сторону покрытого кустарником отрога, где интенсивность боя быстро нарастала. Маргеттс спустился в глубокую Лощину Мэлоуна. Там находились несколько отбившихся от своих раненых сверху, а также несколько носильщиков. Он направил последних в сторону гребня, а сам отправился к майору Гласфурду в штаб дивизии на берегу с новостью о том, что Лейлору на левом фланге срочно требовались подкрепления. Но к тому времени от штаба настойчиво требовали подкреплений справа.

Примерно в 15:15, когда Маргеттс покинул Лейлора, Лейлор двинул через Лощину Мэлоуна на отрог на дальней стороне. Там он со своей стрелковой цепью попал под плотный огонь с дальнего края отрога и с невысоких холмов слева. В это время к нему присоединился отряд из 2-го батальона под командованием капитана Моршида {1}, который продвинулся вперёд дальше, чем большая часть взводов 2-го батальона. Ответственность за события, происходившие в течение того долгого дня легла на Лейлора так же тяжело, как и на остальных офицеров корпуса. С течением времени трудности становились всё тяжелее.

«Это -----!» - сказал он, когда до него добрался Моршид. «Пойдёшь ко мне на левый фланг?» К тому моменту Лейлор потерял свой меч. Через несколько часов его отыскал на Нэке младший капрал Гарри Фрейм {2} из 1-го батальона, который потом сам потерял его в горячке боя в условиях запылённости. Лейлор был взволнован. На нём было видно напряжение. «Бедный полковник», - сказал он Моршиду: «он погиб – он просто пал! Я не знаю где Уитем, надеюсь, что с ним всё в порядке. Мы с ним были друзьями… Это ----!» - он повторял это снова и снова.

Моршид построил свой взвод на левую сторону и повёл его на левый фланг Лейлора. Лейлор замахал рукой и двинул свою собственную цепь на соединение с Моршидом. Обстрел вёлся с невысоких холмиков ниже недалеко от берега. Лейлор встал, чтобы оглядеться и принял решение наступать.

«Внимание, 12-й батальон», - крикнул он. В этот момент его сразила турецкая пуля.

Большая часть офицеров погибла. Шрапнельный обстрел входа в Лощину Мэлоуна и Нэка становился всё более плотным. Снаряды взрывались примерно в 4,5 метрах над землёй. Шарики прошивали весь кустарник и долину подобно граду. На входе в Лощину Мэлоуна в результате взрыва одного из снарядов над лейтенантом Дж.У. Брауном {3} из 2-го батальона было ранено шесть человек, но сам Браун не пострадал. Капитан Туллок, укрывшийся с несколькими своими бойцами под краем той же лощины, взобрался на отрог для оценки ситуации и получил ранение. Лейтенант Батлер был ранен в этот же момент. Рид из 11-го получил лёгкое ранение. Майор Скоуби из 2-го батальона получил ранение, прохаживаясь вдоль линии утром. Морган из 11-го, Фогден {4} из 1-го и Ричардсон из 2-го также пострадали. Кук из 11-го, Лейлор и Паттерсон из 12-го, Гордон из 2-го, С.Б. Робертсон из 9-го, Грант из Кентерберийского батальона и многие другие офицеры погибли.

Слева на линии практически не осталось живых офицеров. Остатками 12-го батальона на обращённом к морю склоне рядом с входом в Лощину Мэлоуна, командовал капрал Э.У.Д Лейнг, самый старший по званию из шестидесяти человек всех подразделений, находившихся рядом с ним. Пять раз с 07:30 по 15:00 стрелковая цепь на этом фланге ходила в атаки через 365 метров покрытого кустарником склона перед ними, и каждый раз их атаку отбивали. В конце концов, стало слишком трудным удерживать уставших и вымотанных людей от отхода на слишком дальнее расстояние. Но их командирам это удавалось. Во время последних двух атак поблизости имелся только один офицер. После пятой атаки, когда турки побежали в укрытие, Лейнг три раза бегал к этому офицеру и просил позволить ему взять своих людей и направиться дальше, чтобы «насадить этих нахалов на штыки». Он пробежал через поле в третий раз и бросился на землю рядом с офицером, когда его ранило в бедро. Был дан приказ отступить, и линия отошла. После этого Лейнг отполз вслед за ней в укрытие.

На крайнем левом фланге во входе в Лощину Мэлоуна {5} укрылись примерно пятьдесят человек из всех подразделений, среди которых не было уже ни одного офицера. Возможно, они перешли под командование Лейнга, но многие из них сражались без командиров. На кустистом склоне, неподалёку от берега, под которым они укрывались, находилась турецкая траншея с ходами сообщения, идущими в тыл с обоих концов, занятая и потерянная ранее в этот день.
В какой-то час того утра этот отряд, не имевший офицеров, решил идти атаковать турецкую траншею второй раз. Они помахали нескольким австралийцам, которых они видели отстреливающимися на Нэке, чтобы они перешли Лощину Мэлоуна и присоединились к ним. Они сделали это в ходе поиска своих батальонов. Здесь, как и во многих других местах боёв, большая часть солдат и многие офицеры полагали, что огневая позиция их батальона находилась где-то впереди, и они отправились вперёд на её поиски.

Пополнив таким образом свои ряды, отряд в Лощине Мэлоуна по общему согласию перескочил через край лощины, побежал через отрог и внезапно натолкнулся на траншею. Сидевшие в ней турки отстреливались. Кого-то застрелили, других закололи штыками. В траншее лежали двенадцать убитых.

awmohww1-aif-vol1-ch140006Траншея по форме была практически прямой. Как только австралийцы заняли её, их начал обстреливать турецкий пулемёт где-то на возвышавшемся справа от них склоне Малышки 700. Бойцы укрылись в двух ходах сообщения, которые шли от каждого конца траншеи в расположенную позади неё лощину. Из этих окопов через гребень отрога просматривалась вершина Высоты Линкор и плечо Чунук-Баир. Часть обращённого к морю склона между высотами была достаточно ровной. По ней в 450 метрах от них наступали турки.

Позиция в ходах сообщения казалась бесполезной. Австралийцы уже побывали там. Расположенные вокруг куст были густо усеяны их погибшими. Для обсуждения необходимых действий отряд отошёл к входу в Лощину Мэлоуна, откуда они выступили. Было решено укрыться под краем лощины и подождать развития событий. Дальнюю сторону лощины плотно поливали шрапнелью турки. Но та сторона, на которой засел отряд, была укрыта от огня.

Позднее в тот день со стороны моря по дну Лощины Мэлоуна прошла рота новозеландской пехоты. Они поднялись к бойцам, укрывшимся у входа в лощину. Их офицер спросил о положении дел. Младший капрал Хау и остальные сообщили, что турки отбили свою траншею на отроге, что атаку турок сдержать не удалось, и что наступление будет безрезультатным. Однако для людей в состоянии такого сильного напряжения эти причины не были достаточными для бездействия. Будучи храбрым человеком, новозеландский офицер решил, что траншею надо атаковать снова. Они приказал всему отряду наступать.

Когда траншею атаковали в третий раз, турки не оборонялись. Они просто убежали. Бойцы, которые были там ранее, сказали, что надо иди в ходы сообщения, чтобы не попасть под обстрел пулемёта. Те, кто знали это, сразу бросились в эти ходы. Как только отряд дошёл траншеи, с правого фланга открыл огонь тот же самый пулемёт. Первым погиб тот самый новозеландский офицер. Пулемёт убил или ранил большую часть людей, укрывшихся в траншее. Укрывшиеся в ходах сообщения сидели, пока не стихнет темп винтовочного огня.

На этот раз выжившие, сидевшие в ожидании в ходах сообщения, поняли. Что турки наступали не только с обращённых к морю склонов Высоты Линкор, где их видели ранее, но также со стороны низины между Высотой Линкор и Малышкой 700. Это предвещало не просто точечные удары отдельными группами, но полномасштабное наступление. Австралийцы и новозеландцы стали отступать под их ружейным огнём, и по мере увеличения темпа атаки более не оставалось шанса отрезать их. Перед этим, когда они укрывались в Лощине Мэлоуна, несколько раненых австралийцев присоединились к ним. Они подошли из какого-то отряда со стороны Малышки 700, справа спереди от них. Но теперь единственные австралийцы, которых они сейчас видели, находились на линии, которую они заметили справа позади них, где высота сужалась до Нэка. Они решили к ним присоединиться.

По факту, вскоре после того, как майор Киндон передал командование своим участком линии на внутренней стороне Малышки 700 новозеландцам, и после того, как Лейлор пошёл в свою последнюю славную атаку и погиб, прибыло новое подкрепление новозеландской пехоты. Оно состояло из роты Кентерберийского батальона под командованием подполковника Стюарта {6}. После того, как две роты Оклендского батальона (Уаикатская и Хауракская) вышли к Долине Монаша, две роты Кентерберийского высадились на берег и взобрались на Плато Пладджа, а одна, под командованием майора Гранта, взобралась на Вершину Рассела рядом с Нэком. Лейтенант Моршид из 2-го батальона, продолжавший удерживать позицию, где погиб Лейлор, получил сообщение из своего тыла о том, что там закрепилась рота новозеландцев. Полковник Стюарт примерно в 16:00 разместил своих людей примерно в 16:00 на линии, пересекавшей Вершину Рассела невдалеке от Нэка. Слева спереди, позади Лощины Мэлоуна, находились остатки людей Моршида и Лейлора. На вершине и обращённом к морю склоне Малышки 700 всё ещё находились некоторые из 2-го батальона и 3-й бригады. На обращённом внутрь склоне, справа спереди от Стюарта, находились остатки линии Киндона, состоявшие из оклендских и остатков 1-го, 2-го, 11-го и 12-го батальонов.

Очевидно, Стюарт увидел строй бойцов Моршида рядом с Лощиной Мэлоуна, поскольку Моршид получил от него три сообщения с короткими интервалами. Первое содержало приказ отступать на линию кентерберийцев; следующее: «Оставайтесь на месте. Мы сами к вам прибудем». Вскоре после этого пришёл приказ отступать. В интервале между двумя последними Нэк обстреливали шрапнелью особенно плотно. Спустя несколько минут Стюарт погиб.

Все бойцы австралийско-новозеландской линии на левом фланге понимали, что в этот самый момент на Малышку 700 и склоны вокруг неё обрушилась массированная атака. Турки наступали неровными рядами со стороны основной гряды. При этом на Плато 400, в 1,5 км к югу, где также шли тяжёлые бои, некоторые успели заметить, как большая группа солдат численностью до роты подошла на основную гряду, на вершине построилась в цепь, скрылась позади Малышки 700, а затем примерно в 16:00 пошла в атаку. Атакующие пошли через склон и отроги гряды с обеих сторон.

Спасти Малышку 700 могла только артиллерийская поддержка и свежие подкрепления. Но кроме 4-го батальона, который Бриджес берёг на крайний случай, и который ему теперь пришлось бросить на правый фланг, все резервы были введены в бой. Полковник Бронд с двумя оставшимися ротами 2-го батальона примерно в 13:30 был отправлен с приказом дойти от берега до вершины Гряды Уокера. Маклорин, его бригадир, разведал маршрут и решил направить его туда не через Плато Пладджа. Бронд взобрался по крутым козьим тропам под сильным огнём и примерно в 16:00 дошёл до перекрёстка Гряды Уокера и Вершины Рассела. Он пробежал немного до кустов и засел там, где было приказано. Неподалёку справа спереди от него располагался полковник Стюарт со своими двумя ротами Кентерберийского батальона.

Больше никаких войск под рукой не было. Транспорты Новозеландско-австралийской дивизии ещё не подошли. Высадившиеся к тому моменту новозеландцы были с транспорта генерала Годли, Лютцова, который прибыл перед рассветом. Остальная часть дивизии, половина Кентерберийского батальона, Веллингтонский и Отагский батальоны и вся 4-я австралийская пехотная бригада, всё ещё находились на кораблях. Транспорты с новозеландской пехотой должны были прибыть в полдень, но встать на якорь они должны были только ближе к вечеру. 4-я австралийская бригада ожидалась не ранее вечера. В полдень баржи и паровые катера занимались эвакуацией с берега на транспорты большого количества раненых. С 12:30 примерно до 16:00 на берег не высадился ни один солдат.

Кроме того, в эти часы ещё не была введена в бой ни одна дополнительная артиллерия. 21-я (кохатская) горная батарея, которая должна была высадиться в 08:30, долго ждала на своём транспорте баржи, на которые должны были перегрузить их орудия. Но до 15:00 ни одна не появилась. Первый паровой буксир подошёл только в 15:30. На этой гористой местности поначалу было трудно отыскать позиции для полевых орудий. Поэтому, когда первые две пушки 4-й австралийской батареи наконец-то перевезли на берег, их приказали на время вернуть обратно. Морская артиллерия, мало использовавшаяся в тот день, не могла поддерживать войска и практически прекратила обстрел. Батарея индийских горных орудий, которая высадилась рано утром, и звуки стрельбы которой повышали боевой дух уставший солдат, была выведена из строя в результате плотного вражеского артобстрела. Артиллерийская поддержка отсутствовала. Были слышны только залпы вражеской артиллерии. Именно в таких условиях Малышку 700 и её фланги удерживали потрёпанные остатки десанта, когда турки бросились в наступление.

Скан 320
Турецкая контратака на момент потери Малышки 700, с 15:30 по 17:00, 25 апреля 1915

Примерно в 16:30 линия на Малышке 700, которую в течение дня храбро удерживали солдаты, была, наконец, прорвана. Лейтенанты Шаут из 1-го и Моршид из 2-го батальона были единственными оставшимися в живых офицерами на обращённой к морю стороне. В центре и на внутреннем склоне оклендцы с несколькими кентерберийцами майора Гранта и отдельные австралийцы занимали поредевшую линию примерно в 100 м позади передовой, которую удерживали главным образом остатки австралийских частей. Внезапно они увидели, как в их направлении отходят бойцы с передовой.

«Уходите!» - кричали они. «Турки идут! Тысячи их!».

Оклендцы поднялись вместе с ними, и вся линия стала отходить вниз с высоты, которую удерживали весь день. На склоне Малышки 700 более никого не осталось. Последними отошли бойцы, укрывшиеся в Лощине Мэлоуна. Турки очень близко подошли к этому отряду. Были слышны их крики с другой стороны отрога. Их командиры, которыми теперь были два капрала (Хау из 11-го и один новозеландец) остались, чтобы посмотреть кто кричал. В 140 метрах от них над горизонтом появились несколько человек. Один из них, турецкий офицер, стоял в полный рост и осматривал местность в бинокль. Хау положил свою винтовку на куст, прицелился и застрелил его. Затем оба ним, отставшие от своего отряда, перебежали через узкий вход в Лощину Мэлоуна стремясь отыскать цепь бойцов, которых они видели рядом с подножием Малышки 700.

На склоне не было никого. Бойцы с линии отошли. Некоторые из них из других подразделений на Малышке 700 отступили в каждое ответвление Долины Монаша. В это время они занимали позиции на краях Высоты Поупа на западном ответвлении, на Кровавом Углу и на следующем спуске южнее на восточном рукаве. Несколько бойцов с Малышки 700 прошли по долине, ведущей на юг, которую, как они считали, они прошли утром. Горнист Эштон {7} из 11-го был в их числе. Он сделал перевязку новозеландцу на Малышке 700, когда в того солдата снова попали и нанесли ему очень тяжёлую рану. Он кричал Эштону, прося убить его. Эштон встал, чтобы пойти за носилками. И тогда он понял, что линия отступила без него, а он этого не заметил. Пробежав до лощины, которую он принял за Долину Монаша, он обнаружил там раненого бойца из 1-й бригады, которого он тащил за собой, пока тот был в силах идти. Тогда Эштон пошёл дальше.
_______________________________________________________________________________________________________
1. Бригадир Л.Дж. Моршид, кавалер орденов Святого Михаила и Святого Георгия и «За выдающуюся службу», командир 3-го батальона, 1916-1919; 18-й австралийской пехотной бригады, АИК, 1930. Директор школы, из Армидейла, Новый Южный Уэльс. Родился в Балларате, Виктория, 18 сентября 1889.
2. Сержант У.Г. Фрейм, награждён медалью «За безупречную службу» (№ 764, 1-й батальон). Из Кентукки, Новый Южный Уэльс. Родился в Осаке, Япония, 28 февраля 1885.
3. Капитан Дж.У. Браун, 2-й батальон. Бухгалтер в филиале Сиднейского городского банка в Тамуорте. Родился в Эшфилде, Сидней, Новый Южный Уэльс, 2 июня 1890. Погиб в бою 6/8 августа 191-;
4. Лейтенант Ф. Фогден, 1-й батальон. Из Сиднея, Новый Южный Уэльс. Родился в Лондоне, Англия, 19 августа 1885.
5. См. карту в главе XIII.
6. Подполковник Д. М. Стюарт, командир Кентерберийского батальона. Из Крайстчёрча, Новая Зеландия. Родился в Ашбертоне, Новая Зеландия, 25 мая 1877. Погиб в бою 25 апреля 1915.
7. Рядовой Ф. Эштон (№ 743, 11-й батальон. Секретарь. Из Геральдтона, Западная Австралия. Родился в Сиднее, Новый Южный Уэльс, 16 апреля 1893

(продолжение)
Tags: Австралия, Первая мировая война, военная история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments