cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Потеря Малышки 700 (ч. 2)



На самом деле это была Муловая Долина, у входа в которую бились Джейкобс из 1-го и Лир из 3-го батальона. Она выходила на зелёное ровное поле. Когда Эштон пересекал его, он услышал крик, и обнаружил, что на него нацелили винтовки десять турок. Майор Скоуби из 2-го, раненый в бою на Малышке 700, спустился по той же долине. Хотя она была тогда позади турецких передовых позиций, он каким-то образом добрался до австралийских позиций. Однако Эштона заметили турки, ударили его прикладом винтовки и взяли в плен. Точно известно о нескольких других австралийцах, которые так же заблудились. Во многих местах позади линии фронта остались многие раненые. За исключением двух офицеров и рядового, которые спутали турок с индийцами и попали в плен, Эштон был единственным австралийцем, который пережил эту битву, побывав в руках у турок. Остальные отряды на Малышке 700 последовали примеру Моршида и отступили через одну из лощин к берегу; остальные отошли на верхнюю оконечность Гряды Уокера.

Позднее выяснится, что Киндон поставил лейтенанта Шаута следить за склонами в тылу слева. С Шаутом был младший капрал Гарри Фрейм, опытный разведчик, наполовину японец, участник войн в Мексике. Шаут поставил Фрейма и четырнадцать солдат у Нэка с задачей удерживать его любой ценой. Фрейм проводил переклички в перерывах между боями. При второй перекличке осталось девять человек. При последней отозвался только один. Шаут был с Лейлором и удерживал позицию, пока линия не отошла назад. Затем при отходе к берегу он забрал Фрейма с собой.

Вероятно последним отрядом, отступившим с Малышки 700, был отряд Хау и новозеландского капрала из Лощины Мэлоуна. Когда они поняли, что линия отошла назад, они перешли через Нэк. Их отряд оказался сильно рассеянным и понёс тяжёлые потери. Осталось только пять человек. Когда они проходили через Нэк, они неожиданно наткнулись на два-три одиночных стрелковых окопа с выставленными перед ними тремя пулемётами. Это были два пулемёта Оклендского батальона и один Кентерберийского в неглубоких окопах на расстоянии десяти метров один от другого: часть расположенной полукругом системы одиночных стрелковых окопов, пересекавших Нэк и повёрнутых к лощинам на другой стороне. Это была там самая линия, которую рыл Лейлор ранним утром. Из кустов раздался голос «Хау, будь ты проклят!» Это был солдат по фамилии Фергюсон {8} из 11-го, который был в одном отряде в Лощине Мэлоуна и получивший тяжёлое ранение при пересечении Нэка.

Офицеров среди них не было. Новозеландцами командовал сержант. Но это была хорошая позиция. У них было шестнадцать пулемётных лет и множество патронов к винтовкам. Все расчёты пулемётов погибли или были ранены, а сержанту были нужны люди, которые умели с ними обращаться. Отряд Хау остался с новозеландцами и помог им окопаться к наступлению вечера. Последний отряд на Нэке состоял примерно из пятидесяти отставших солдат из всех батальонов. Одиночки, оставшиеся на Малышке 700, время от времени подходили к ним. Но на турецких передовых стояли пулемёты, довольно точно и плотно стрелявшие из траншеи на отроге позади Лощины Мэлоуна.

Те же турецкие пулемёты были замечены полковником Брондом, чьи две роты 2-го батальона, о которых не знал отряд на Нэке, залегли в кустах невдалеке слева позади них рядом с оконечностью Гряды Уокера. Бронд знал, что перед его линией находились солдаты, и он вёл по кустам огонь вслепую, прежде всего, чтобы защитить их. Лейтенант Шаут из 1-го батальона в ходе отступления через Нэк наткнулся на Бронда рядом вершиной Гряды Уокера, и в 17:00 Бронд отправил его на берег с сообщением для Маклорина: «Удерживаю позиции позади левого фланга. У противника две замаскированные пулемётные точки, не могу их обнаружить. На наших передовых позициях новозеландские войска (и) части 3-го батальона (вероятно, он имел в виду бригаду). Удерживаю позицию (чтобы) не дать пулемётам обстреливать солдат на передовой. При наличии подкреплений могу пойти в наступление».

В срочных сообщениях, дошедших до Бриджеса примерно в это же время, говорилось, что положение на левом фланге стало критическим: «На нас активно наступают слева» - пришло в 17:37 от Маклагана; «3-я бригада отходит» - в 18:15 от 3-го батальона; «Срочно нужна 4-я бригада» - в 19:15 от Маклагана. Шаута отослали к Бронду с собранными на берегу 200 отбившимися от своих подразделений бойцами из всех батальонов. С началом высадки новозеландцев и 4-й бригады штаб дивизии отправил Бронду с Шаутом сообщение, что ему в подкрепление будут переданы два батальона, чтобы он смог на ночь окопаться на занимаемой позиции.

Но небольшой отряд на Нэке так и не получил никаких подкреплений. Солнце село примерно в 19:00. Новозеландский сержант, командовавший отрядом, получил ранение и медленно брёл назад с сообщением о нужде в подкреплении. Бойцами в траншее теперь командовали Хау и новозеландский капрал. Хау с носильщиком отправились назад за подкреплениями по белой тропе ведущей вниз с Вершины Рассела и наткнулись на отряд новозеландцев, сидевший в почти законченной траншее, вырытой поперёк тропы. Вероятно, это были остатки рот полковника Стюарта, но теперь ими командовал старший сержант. Хау взял некоторых с собой обратно с кирками и лопатами в траншею в форме подковы на Нэке.

К наступлению темноты траншея была вырыта на 0,6 м в глубину. В течения дня находившиеся там бойцы постоянно несли потери. После захода солнца и углубления траншеи отряд стал ощущать себя комфортнее. Они не знали, находится ли кто слева от них, но, по крайней мере, в Долине Монаша находились австралийцы, а невдалеке позади них засели остатки линии Стюарта.

С наступлением темноты турки пересекли Нэк и вход в Лощину Мэлоуна, а также попытались занять Вершину Рассела. Солдаты в траншее услышали их ещё до того, как они подошли, выкрикивая «Аллах! Мухаммед!» Они подпустили их поближе, затем открыли по ним огонь и заставили их отойти. Столкновения такого рода казались облегчением после напряжённых боёв того дня. С наступлением темноты огонь турок стал менее точным, хотя остался таким же плотным. Несколько человек было ранено. Они отбросили противника и начали окапываться.

Весь отряд подписал заявление с просьбой о подкреплениях и отправил его в тыл. Они говорили, что доставивший заявление укажет дорогу подкреплениям. Насколько им было известно, рядом не оставалось никого, кроме находившейся позади них линии новозеландцев. К ним пришёл ответ: «Держаться любой ценой», - говорилось в записке. «Подкрепления уже в пути».

Однако подкрепления так и не прибыли. В 20:00 в траншею вернулся новозеландец, посланный в тыл. «Эй, капрал!» - сказал он: «эта парни позади нас пропали». Хау и новозеландский капрал пошли туда проверить в чём дело. Кто-то пришёл и приказал линии прикрытия отойти назад. В траншее не было никого. Но с обеих сторон, со стороны Долины Монаша и со стороны покрытого кустарником склона, повёрнутого к берегу, были слышны голоса. Поначалу они решили, что это австралийцы, пока не послышались крики «Аллах! Мухаммед!». Эти турки находились точно позади траншеи-подковы. Некоторых из них застрелили с близкого расстояния.

Отряд в траншее-подкове после обсуждения решил, что иного выхода кроме отступления не было, т.к. это был единственный способ связаться со своими. Некоторые из бойцов знали, что белая тропа вдоль Вершины Рассела вела прямиком в центр австралийских позиций. Они не чувствовали страха, они знали где они находятся и как с ними связаться.

Они взяли три пулемёта, пулемётные ленты и десяток тяжело раненых. Один из бойцов не позволял им себя поднять. Он и трое других были слишком тяжело раненых, чтобы тащить их. Поскольку никто из них не знал, как надо разбирать пулемёт, они взяли их целиком с треногами и отступили по тропе. Когда они прошли 180 метров турки, которые заметили отступление, настигли их и атаковали. Это был волнительный момент. Отряд развернул пулемёты и открыл по ним огонь. Затем они снова отступили. У Сфинкса они перемахнули через траншею, которую отряд Кларка первой атаковал утром. Рядом всё ещё лежал рюкзак, который Лейнг нёс старому полковнику. Отряд продолжал движение по белой тропе и дошёл до старого турецкого хода сообщения, который тянулся до вершины Лощины Отдыха.

Там они и остановились на привал. Перед ними были Лощина Отдыха и Плато Пладджа. Они знали, где находятся. Турки шли за ними по пятам и попытались окопаться примерно в 140 метрах прямо перед ними. Отряд на краю Лощины Отдыха открыл по ним плотный огонь. Турки открыли ответный огонь. Перестрелка продолжались всю ночь.

Небольшие отряды турок прорвались, таким образом, вглубь австралийских позиций на Вершине Рассела, но только на внутренней её стороне. Полковник Бронд с половиной 2-го батальона и новозеландцами залёг в кустах на вершине Гряды Уокера. А на внутренней стороне развилку Долины Монаша и каждое из ответвлений на небольшом удалении удерживали остатки бойцов, сражавшихся весь день на Малышке 700. Несколько солдат 1-й и 3-й бригад расположились линией у Высоты Поупа и Гряды Мертвеца. Капитан Джейкобс с несколькими своими бойцами, которые присоединились к нему после отступления с прикрывавших Киндона позиций на Кровавый Угол. Кровавый Угол не давал защиты от противника, удерживавшего Нэк. Его тыл был полностью открыт с этого направления. Примерно на закате Джейкобс приказал своему отряду, вымотанному непрерывными боями, отступить дальше вниз по лощине. Как только они стали спускаться по склону сзади на фоне неба появился силуэт. «Кучка трусливых тварей», - сказал этот человек. «Никогда бы не подумал, что австралийцы окажутся кучкой трусов!» Это был молодой солдат из 3-го батальона. Он рыдал, почти крича от ярости.

- В чём дело, сынок? – спросил его Джейкобс.
- Мой офицер лежит там раненый, а вы бросаете его, - сказал он.

Джейкобс с несколькими бойцами пошли туда, куда вёл их молодой, и обнаружили там тяжело раненого офицера. Парень тащил его на своём плече. Они отнесли его.

Отряд Джейкобса, как упоминалось ранее, отступил с Кровавого Угла в низину на противоположной стороне лощины. Эта низина, которая пролегала перед Высотой Поупа, имел крутое подножие, но возвышение на сухом дне каскада, из-за которого она получила название Лощина Водопад, вела в неглубокую низменность в форме ложки на её верхней оконечности. Отряд Джейкобса выстроился вдоль переднего плеча над этой долиной, между ней и Кровавым Углом (впоследствии названным «Гряда Мертвеца»). Там на закате они и залегли. Перед ними была Шахматная Доска. Позади них – Высота Поупа {9}.

Остальные, которые отступили к Кровавому Углу, прошли по следующему спуску к югу от него. Эта ниша, несмотря на то, что она находилась на той же стороне Долины Монаша, что и Кровавый Угол. Её задняя сторона была повёрнута практически точно к Нэку, и кроме того была частично защищена плечом, образовывавшим её левый край. 3-й батальон использовал это место в качестве пути доставки людей и боеприпасов на Миномётную Гряду. Здесь в полдень, когда накал боёв ослаб, в игру вступили новые бойцы: Оклендцы, которые последними прошли через Долину Монаша, а также отставшие от частей бойцы с передовой. Они все использовали его в качестве места для привалов. С наступлением ночи в кустах земляники на вершине ниши оставалось 150 австралийцев и новозеландцев Оклендского батальона. Возможно, что до следующего утра несколько бойцов оставались в Кровавом Углу, когда турки, зашедшие с тыла, убили их или заставили отойти.

Но позиция в южной нише из этих двух остался на месте. С того дня до самой эвакуации она оставалась самой важной позицией на Галлиполи, несмотря на то, что её тыл был полностью открыт со стороны Нэка, а фланг висел в воздухе. Австралийцы и новозеландцы под командованием Доусона, который подошёл ночью с новозеландским пулемётом, удерживавшие зелёный кустарник, стали первым гарнизоном Заставы Квинна

_______________________________________________________________________________________________________
8. Рядовой Э.Л. Фергюсон (№ 37, 11-й батальон). Родился в Карлтоне, Мельбурн, Виктория, 6 марта 1883
9. См. карты в этой главе и в главе XXVI
Tags: Австралия, Первая мировая война, военная история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment