?

Log in

No account? Create an account

CABAL's Core

Память забытых войн и бунтов


Previous Entry Share Next Entry
Вклад норвежцев в борьбу за рубежом. Внешняя политика эмигрантского правительства
Norge
cabal_ussr


Двухмесячная кампания в Норвегии отличалась сравнительно небольшими людскими потерями: 1700 норвежцев, более 5 тыс. западных союзников, более 5 тыс. немцев. Но операция стоила последним большей части их военно-морских сил, что помешало Редеру вести крупные операции против Англии летом и осенью 1940 г. {1}

Капитуляция сухопутных сил Норвегии 10 июня 1940 г. не означала ни официального, ни фактического прекращения войны ее против фашистской Германии. Однако создавать вооружённые силы страны теперь предстояло за рубежом, в странах Британского Содружества, и в значительной мере заново.

Норвежское эмигрантское правительство и командование начали свою деятельность в Лондоне с малыми кадрами и в тяжёлых условиях. Летом 1940 г. лондонское правительство решительно порвало с умеренными коллаборационистами-пораженцами в оккупированной Норвегии. При нем были заново аккредитованы посланники США и ряда европейских эмигрантских правительств. Наладились тайная связь с порабощённой родиной и антинацистская радиопропаганда на Норвегию. Отдельные попытки британских государственных ведомств использовать затруднительное положение норвежского правительства в своекорыстных империалистических интересах (заполучить норвежский торговый флот и золотой запас) удалось отбить.

Упавший после событий 9 апреля престиж Кута (несмотря на проявленные затем патриотизм и личное мужество), крушение политики нейтралитета, глашатаем которой он был, необходимость более тесного сотрудничества с Англией — таковы причины замены Кута другим членом кабинета — Трюгве Ли (ноябрь 1940 г.). Ли в отличие от Кута решительно отвергал политику былого нейтралитета и изоляционизма и был сторонником всемерного сближения с Англией не только на военное, но и на послевоенное время. Уже в конце 1940 г. Ли публично развивал идею атлантического блока Норвегии с англосаксонскими державами {2}.

012
Трюгве Ли

На протяжении 1940 г. вырос норвежский вклад в войну с Германией. Главным делом норвежцев стало обслуживание грузовых океанских перевозок из США в Англию, особенно нефти, из Англии в Африку. Реквизированный норвежским правительством торговый флот свободной Норвегии с его 4 млн. брутто-т был важным фактором в битве за Англию. Норвежские вооружённые силы пришлось создавать заново. Сотрудничество с англичанами было оформлено первым военным соглашением в истории Норвегии (май 1941 г.) {3}.


Часовой учебного центра "Маленькая Норвегия" в Торонто, Канада

В первый период деятельности лондонского эмигрантского правительства советско-норвежские отношения оставались удовлетворительными. В Москве по-прежнему действовала норвежская миссия. Норвежские патриоты, покидавшие родину для присоединения к вооружённым силам в Канаде и Англии, беспрепятственно пропускались через нашу страну. В Лондоне контакт поддерживался через посла в Англии И. М. Майского, в Стокгольме, где обосновался ряд норвежских учреждений,— через посланника А. М. Коллонтай, давнего друга норвежского народа. Советское правительство заверяло норвежских представителей в своём желании вновь увидеть Норвегию свободной.


Норвежские торпедные катера в Ла-Манше, 1942

После нападения Германии на Советский Союз правительство Нюгорсволла — Ли немедля заявило о поддержке им Советского Союза и призвало соотечественников в оккупированной Норвегии не помогать фашистам в их новом акте агрессии.


Spitfire V 331-й эскадрильи Королевских ВВС, весна 1942

Вскоре Советское правительство предложило норвежскому, наряду с восстановлением дипломатических отношений, расторгнутых в мае 1941 г., заключить соглашение о взаимной помощи (по типу советско-чехословацкого) и организовать с участием Англии совместную оборону архипелага Шпицберген, лежавшего близ кратчайших морских путей между СССР и западными союзными державами. Однако норвежское правительство — не без подсказки из Форин оффис — предпочло ограничиться одним восстановлением дипломатических отношений. Это и было сделано в форме обмена письмами между Т. Ли и И. М. Майским в августе 1941 г. На Шпицбергене были лишь разрушены промышленные объекты во избежание использования их врагом и благополучно вывезено все местное население — советское и норвежское. До конца 1941 г. эмигрантское правительство в одностороннем порядке поддерживало дипломатические отношения с сателлитом Гитлера — Финляндией, хотя и пыталось вместе с Англией добиться выхода финнов из войны. Уклончиво вело себя норвежское правительство и в отношении советской просьбы о фрахте норвежских торговых судов.

В самом начале Отечественной войны Советское правительство предложило английскому совместный десант в Северной Норвегии с участием норвежской воинской части. Вопрос обсуждался и во время переговоров Идена в Москве (декабрь 1941 г.). Так возник в 1942 г. проект северонорвежской операции «Юпитер», участвовать в которой соглашалось и советское руководство. Проект, однако, был забракован англо-американскими стратегами, предпочитавшими ему десант в Северной Африке {4}. Просочившиеся в печать сведения об этих замыслах побуждали Гитлера сохранять значительные силы армии, морского флота, авиации в Норвегии.

После 22 июня 1941 г. активизировались военные действия на всех фронтах. Выросли и операции норвежского военно-морского флота, вступили в бой первые лётные соединения. Однако главным вкладом норвежцев в общее дело была героическая работа моряков торгового флота по перевозке грузов, особенно нефтепродуктов, для союзников. Временами «Нортрашип» — крупнейшая судоходная компания мира, созданная при норвежском эмигрантском правительстве, обслуживала до 40% всех перевозок в Англию. По словам британского министра иностранных дел военного времени, норвежский торговый флот был для англичан полезнее, чем миллион солдат {5}.


Флаг компании Nortraship

Необходимость восполнения понесённых потерь, особенно торговых судов, побуждала норвежское правительство искать возможно тесного контакта с США (поездка Нюгорсволла в Вашингтон весной 1942 г.). Условия двустороннего соглашения о ленд-лизе (июль 1942 г.) оказались для Норвегии благоприятнее, чем для большинства других равновеликих партнёров США.
Важное место во внешней политике Норвегии по-прежнему занимала Швеция. Отношения с нею были противоречивы. С одной стороны, шведы разрешили транзит германских войск в Норвегию и обратно, свели до минимума свои официальные дипломатические отношения с эмигрантским правительством, задерживали у себя норвежские суда, реквизированные им и зафрахтованные Англией. С другой стороны, шведские власти покровительствовали норвежским беженцам, не препятствовали налаживанию связей между норвежским подпольем и эмигрантскими кругами через Швецию. В Швеции росло общественное движение по оказанию гуманитарной помощи братскому народу, в печати проводилась кампания против фашистского террора в Норвегии.

В целом, пока шведы нарушали свой нейтралитет в пользу Германии, норвежско-шведские отношения оставались напряжёнными. Глубина расхождений проявилась в острой газетной полемике 1942 г. за (шведы) и против (норвежцы) планов так называемой северной федерации, союза нейтралов — планов, популярных в Швеции, Дании и Финляндии того времени (идеи нордизма, или неоскандинавизма) {6}. В противовес им норвежские эмигрантские политики развивали свою излюбленную идею североатлантического блока, имея теперь в виду тесное сотрудничество участников будущего блока, в особенности самой Норвегии, с Советским Союзом. Советская сторона отнеслась к этим планам с интересом: достоинством норвежской точки зрения было, во всяком случае, решительное отклонение норвежцами антисоветских проектов европейских континентальных федераций всякого рода.

С переломом в ходе войны Норвегии в военных планах союзников отводилось все меньшее место. Приготовления к высадке в Норвегии — план «Бодигард» — в начале 1944 г. носили уже чисто маскировочный характер. Западные союзники не собирались специально тратить силы на освобождение этой «периферийной» страны. Соответствующие пожелания норвежского правительства неизменно отклонялись. По крайней мере с осени 1943 г. норвежское командование в своих планах исходило уже из предпосылки не вторжения туда англо-американцев, а эвакуации оттуда немцев. Попытка получить помощь западных союзников для собственной экспедиции в Северную Норвегию была тщетной.

После битвы на Волге, а ещё больше со времени перехода Советской Армии в общее наступление лондонское правительство все больше прислушивалось к мнению Москвы. Пресловутый североатлантический проект мыслился теперь как региональное дополнение к будущей международной организации безопасности, а затем и вовсе был самими норвежцами отложен как несвоевременный — не без совета Форин оффис. Хотя норвежские политики были не чужды страхов перед «русской атлантической экспансией», они резко отрицательно отнеслись к антисоветским козням польских реакционеров в Лондоне.

Затяжные норвежско-американские переговоры велись в Вашингтоне о восполнении корабельных потерь Норвегии и улучшении условий фрахта норвежских судов. К моменту успешного окончания переговоров (февраль — март 1943 г.) в Вашингтон прибыл Т. Ли — первая поездка нового министра иностранных дел за границу. Он получил от Рузвельта обещание военно-материальной помощи, но был озадачен идеей президента об интернационализации портов Северной Норвегии. Норвежским политикам опять мерещилась «русская угроза», пока они не убедились в полной непричастности советской дипломатии к этому вскоре забытому проекту {7}.

Весной того же 1943 г. по норвежской инициативе состоялись переговоры с английским правительством о будущих взаимоотношениях союзного командования с норвежской гражданской администрацией на освобождённой части страны. Англо-американские препирательства затянули разрешение вопроса, и соглашения были заключены отдельно с Англией, США и СССР лишь 16 мая 1944 г. на основе норвежского проекта. Норвежское правительство получало гражданскую власть на освобождённой территории, как только это позволяла военная обстановка. Тем самым великие союзные державы обязались всемерно уважать суверенитет Норвегии {8}.

014
Подписание советско-норвежского соглашения 16 мая 1944 г. в Лондоне.
Слева - посол СССР В.З. Лебедев


Два из этих соглашений — с западными союзниками — серьёзного значения не имели, ибо те уже твёрдо решили не появляться в Норвегии до общей капитуляции гитлеровцев. Освобождение страны начала Советская Армия в октябре 1944 г. Такой поворот событий не был для лондонского правительства полной неожиданностью. Уже в начале 1944 г., невзирая на возражения западных держав, норвежская сторона предложила Советскому правительству заключить соглашение о гражданской администрации, аналогичное подготовляемым соглашениям с англо-американцами. На лондонских двусторонних переговорах весной 1944 г. между Т. Ли и советским послом В. 3. Лебедевым норвежцы поставили также вопрос о заключении военного соглашения на предмет формирования в СССР норвежской воинской части и участия её под советским командованием в боях с фашистами на Севере.

На протяжении 1943 г., по мере возврата Швеции к строгому нейтралитету в отношении Германии, улучшились и норвежско-шведские отношения. С осени началась подготовка норвежских воинских частей в Швеции под видом полиции. В апреле 1944 г. норвежское правительство получило от шведского крупный заем на оплату своих заказов шведским фирмам: заказы уже имели в виду послевоенное восстановление страны. Все больших размеров достигала шведская гуманитарная помощь соседу.

Накануне петсамо-киркенесской операции (см. ниже) Советское правительство дало согласие на использование норвежских войск в Заполярье и на учреждение там норвежской военной миссии при советском командовании. Лондонское правительство и король Хокон VII официально приветствовали освобождение северо-восточного Финмарка советскими войсками, призывали население не верить запугиваниям квислинговской пропаганды и всемерно помогать русским воинам-освободителям. «Долг каждого норвежца,— сказал король по британскому радио 26 октября 1944 г.,— оказывать нашему советскому союзнику всю возможную помощь» {9}.

Вопросы, связанные с освобождением Финмарка советскими войсками, потребовали приезда норвежской правительственной делегации во главе с Т. Ли в Москву (ноябрь 1944 г.) {10}.

Особую тревогу норвежского правительства вызывали разрушения, производившиеся нацистами при отступлении. Возникший в связи с этим норвежский план отрезать немцев с помощью десанта в их тылу был встречен советским руководством сочувственно. Однако соответствующие советские предложения в Ялте не получили поддержки англо-американских представителей по уже известным причинам (нехватка морского транспорта) {11}.

Естественное ослабление внимания союзных держав к северному театру военных действий на завершающем этапе войны и растущие бедствия норвежского населения делали для лондонского правительства вдвойне важными дружеские отношения со Швецией — получение безвозвратных кредитов, согласие шведского правительства на использование «полицейских» войск, обученных в Швеции, против вермахта, регулярная продовольственная помощь десяткам тысяч норвежцев (особенно детям), наконец, забота шведского Красного Креста о норвежских политзаключённых в Германии {12}.


Май 1942. Пилоты 333-й эскадрильи Королевских ВВС после вылета в Норвегию. 2-й справа - Нурдал Григ

Казавшаяся реальной возможность отчаянного германского сопротивления в Норвегии побудила норвежское правительство в феврале 1945 г. просить Стокгольм принять меры для возможной вооружённой интервенции в помощь норвежцам. Шведское правительство, рассчитывая на скорую капитуляцию оккупантов, отказалось дать какие-либо обязательства и ограничилось неопределённо угрожающими заявлениями по адресу Германии в риксдаге и составлением оперативных планов {13}. Шведское вмешательство, впрочем, не понадобилось.

При всей своей малочисленности свободные норвежцы за рубежом выполнили свой союзнический долг. Из норвежцев состояли британские диверсионные отряды — знаменитая «рота Линге»,— высаживавшиеся в оккупированной Норвегии с моря (март 1941 и ел.) и с воздуха. На Британских островах и в Канаде были заново восстановлены норвежские ВВС, непрерывно участвовавшие, особенно с 1943 г., в боевых действиях и понёсшие большие потери. Норвежские ВМС, также действовавшие с Британских островов, насчитывали к 1945 г. 51 боевую единицу, включая минные тральщики и торпедные катера {14}. В конце войны норвежские вооружённые силы всех родов (в Англии) достигали около 15 тыс. человек. В наземных боевых действиях на Западном фронте норвежская бригада, впрочем, не участвовала. Общие потери Норвегии в войне, включая жертвы Сопротивления, составили около 10 тыс. человек. Из 22 тыс. моряков торгового флота погибли 3600 человек вместе с половиной тоннажа. Множество моряков, а также норвежских узников Заксенхаузена и Равенсбрюка стали инвалидами {15}.


Капитан Мартин Йенсен Линге

И в эту борьбу вдали от родины внесли свой вклад норвежские коммунисты. Национальным героем страны стал замечательный поэт и драматург, коммунист по своим убеждениям, Нурдал Григ, погибший в воздушном бою над Берлином в конце 1943 г. Григ был одним из организаторов успешного вывоза норвежского золотого запаса в Англию весной 1940 г. Патриотическую деятельность в составе норвежских вооружённых сил вели коммунисты — офицер разведки Юст Липпе, врач Адам Эгеде-Ниссен, ветеран испанской войны, приговорённый к смерти ещё франкистами Рандольф Даллан.

На завершающем этапе войны норвежские государственные деятели не раз — и притом единодушно — высказывались по актуальным проблемам послевоенной внешней политики. Они выступали за полное разоружение Германии, искоренение милитаризма и нацизма, против скрытых «адвокатов» германского империализма в Англии. Норвежское правительство поддержало проект международной организации безопасности, составленный в Думбартон-Оксе, включая принцип единогласия в Совете Безопасности. В целом конструктивную линию проводила норвежская делегация и на конференции Организации Объединённых Наций в Сан-Франциско {16}. Довоенный нейтралитет, изолированный и пассивный, по-прежнему решительно отвергался. Столь же решительно — и это следует подчеркнуть — были отклонены прежние планы военно-политического союза с западными державами. Обеспечение национальной безопасности норвежские государственные деятели связывали теперь с Организацией Объединённых Наций. В своём отчёте стортингу норвежский министр иностранных дел летом 1945 г. указывал: «Эффективная оборона нашего длинного побережья и страны в целом может быть создана лишь в рамках всемирной организации по обеспечению мира и в сотрудничестве с атлантическими великими державами и Советским Союзом» {17}.
_________________________________________________________________________________________________________
1. Носков А. М. Указ. соч., с. 122—124 (включая раненых).
2. Кан А. С. Указ. соч., с. 189 и след.; Udgaard N. М. Great Power Politics and Norwegian Foreign Policy... November 1940 — February 1948. Oslo, 1973, p. 24 etc.
3. Кан А. С. Указ. соч., с. 180 и след.; Riste О. «London-Regjermga». Norge i krigsalliansen 1940—1945. Oslo, 1973, Bd. 1, s. 233 etc., Bil. II.
4. См.: Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-Министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1957, т. 1, с. 13, 23, 45, 48-49, 50—52, 70; Gwyer G. М. A., Butler J. R. M. Grand Strategy. London, 1964, vol. 3; Носков A. M. Указ. соч., с. 169 и след.
5. Lindbaek L. Tusen norske skip. En antologi. Oslo, 1948.
6. См.: Hubatsch W. Die nordischen Unionsbestrebungen 1920—1940.— In: Hubatsch W. Die Unruhe des Nordens. Göttingen, 1956.
7. Riste O. Free Ports in North Norway. A Contribution to the Study of FDR's Wartime Policy towards the USSR.- Journal of Contemporary History, 1970, vol. 5, N 5.
8. Кан Л. С, Указ. соч., с. 333 и след.
9. «Kjaere landsmenn». Kong Haakon den VII's taler under krigen 1940 til 1945, s. 152.
10. См. подробнее: Правда, 1947, 15—19 янв.; Mathisen T. Svalbard in the Changing Arctic. Oslo, 1954; Riste О. «London-regjeringa». London, 1979, Bd. 2, s. 315 etc., Bil. III.
11. Международная жизнь, 1965, № 6, с. 144 и след.; Foreign Relations of the United States. Conferences at Malta and Yalta 1945. Washington (D. C), 1955, p. 601.
12. См. шведскую «Белую книгу»: 1945 års svenska hjälpexpedition till Tyskland. Forspel och forhandlingar. Stockholm, 1956.
13. См. другую «Белую книгу»: Förhandlingarna 1945 om svensk intervention i Norge och Danmark. Stockholm, 1957; Carlgren W. M. Svenska utrikes-politik 1939—1945. Stockholm, 1973, s. 557 etc.
14. Steen E. A. Norges sjökrig 1940—1945. Oslo, 1959, Bd. 5, s. 76.
15. Jensen M. Op. cit., s. 190—192; Derry T. K. A History of Modern Norway 1814—1972. Oxford, 1973, p. 386 etc.
16. См.: Правда, 1945, 5 мая.
17. Stortings forhandling 1945.— Stortingstidende. Oslo, s. d., s. 24—25; Lange H. Norsk utenrikspolitikk siden 1945. Foredrag og debattinnlegg. Oslo, 1952, s. 6-7.

Источник:
Гуревич А.Я., Кан А.С.
История Норвегии.
Издательство "Наука", Москва, 1980


  • 1
Очень интересно. Спасибо. Жаль не сказано о роли Короля и Кронпринца.

Edited at 2013-09-03 11:44 am (UTC)

  • 1