cabal_ussr (cabal_ussr) wrote,
cabal_ussr
cabal_ussr

Беспорядки в Спайтлфилдс




Беспорядки в Спайтлфилдс произошли в 1769 году во время спада в шелкоткаческой промышленности, которая была сконцентрирована в Спайтлфилдс в лондонском Ист-Энде. Ткачи предприняли попытку обеспечить себе гарантии того, что их сдельная заработная плана не упадёт ниже того минимума, который позволяли им кормить себя и свои семьи.

Предыстория

В начала XVII века район Спайтлфилдс стал центром шелкоткаческой промышленности. К концу века, когда в страну стали прибывать бежавшие из Франции гугеноты, там осело большое количество французских ткачей. В 1760-х в Спайтлфилдс ещё жило много ткачей, в которых гугенотское происхождение выдавала французская фамилия. Немного позже появились ткачи-ирландцы. Но к середине 1730-х в Спайтлфидс появилось множество выходцев из Ирландии или потомков ирландцев, которые были заняты в шелкоткаческом деле.

Отношения между двумя группами не всегда были гладкими. Бывало, что ирландских ткачей обвиняли в том, что из-за их готовности работать за куда меньшие деньги снижались зарплаты. В 1769 между двумя общинами, гугенотами и ирландцами, произошёл конфликт. Квалифицированные наёмные рабочие оказались вовлечены в борьбу за предотвращение падения расценок, которые платили мастерам-ткачам, ниже прожиточного минимума. Они стали организовывать неофициальные, и абсолютно противозаконные, профсоюзы. "Подрезание ткани", которая пускала коту под хвост результат работы ткача, использовалось в качестве наказания для ткачей, которые соглашались понизить расценки за работу, или ткачей-мастеров, которые отказывались сдавать деньги в общую кассу профсоюза, из которой финансировалась его деятельность.

Спайтлфилдские ткачи бунтовали часто. Причиной могло послужить любое снижение цен или препятствие в торговле. Когда в Англию стали ввозить ситцевую ткань с узором по трафарету, они принялись группами выходить на улицы и срывать с женщин платья из этой ткани. В 1765, когда король посетил заседание парламента чтобы утвердить законопроект о регентстве [Regency Bill], ткачи собрали процессию под красными флагами и чёрными знамёнами в знак протеста против импорта французских шелков. В Палате Лордов перепугались настолько, что объявили перерыв в заседании. А вечером толпа атаковала Бедфорд-хаус, заявляя, что герцогу Бедфорду дали взятку, чтобы он помог протолкнуть Договор Фонтенбло, который разрешит импорт из Франции.

В 1765 был принят закон, который приравнивал проникновение со взломом в дом или лавку с преступным умыслом на уничтожение или повреждение шёлка в процессе производства к тяжким преступлениям, которые караются смертью. "Резцы" продолжали бунтовать в 1767, 1768 и, снова, в 1769. Они нападали на мастерские, избивая всех. кто становился у них на пути.

Беспорядки в Спайтлфилдс

В сентябре 1769 была произведена попытка арестовать всех участников встречи ткачей. Офицер с группой солдат вошли в пивную "Дельфин" [the Dolphin], в Спайтлфилдс, "где собралось некоторое число склонных к беспорядкам ткачей, широко известных как "резцы", чтобы собрать взносы со своих собратьев, которые пойдут на обеспечение их деятельности по принуждению своих мастеров к увеличению оплаты". Встретив сопротивление солдаты выстрелили по ткачам и убили двоих, а также арестовали четырёх. Остальные сбежали и укрылись в подвалах домов и церквей, где провели ночь ужаса со своими жёнами и домочадцами.

Судебный процесс

За участие в бунте были арестованы Джон Дойл [John Doyle], ирландец, и Джон Валлин [John Valline], француз. Им был вынесен приговор на основании показаний двух ирландских ткачей, Томаса и Мэри Пур, которые также давали показания на суде против Уильяма Хорсфорда [William Horsford], ирландского ткача. На более поздних процессах выяснилось, что ткач-мастер, Льюис Шове [Lewis Chauvet], гугенот, заплатил им за дачу показаний на обоих процессах. Этот же мастер также заплатил Дениелу Кларку [Daniel Clarke] за свидетельства против Уильяма Истмена [William Eastman]. Хорсфорд и Истмен также были казнены.

Казнь

6 декабря 1769 дво были казнены через повешенье в районе Бетнал Грин перед пабом Salmon and Ball, который стоит до сих пор.

Газетный репортёр записал последние слова Джона Дойла, обращённые к толпе, произнесённые им на эшафоте с петлёй на шее:

Я, Джон Дойл, настоящим заявляю в последнем слове в присутствии Господа Всемогущего, что я невиновен, как невинный младенец. Пусть моя кровь будет на совести того негодяя, который заплатил за неё своим золотом, и тех подлецов, которые солгали под присягой.

Товарищ Дойла, Валлин, также клялся в своей невиновности в преступлении, за которую их двоих повесили

Источник:
Spitalfield Riots
Tags: Великобритания, Массовые беспорядки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments