Slouch hat

План Габа-Тепе (ч.1)



12 апреля лайнер Minnewaska компании Atlantic Transport, на котором находились командующие и штабы австралийско-новозеландского армейского корпуса и австралийской дивизии, а также солдаты и офицеры 1-го австралийского пехотного батальона, занял своё место в процессии, возглавляемой сторожевиком, вошёл в узкий канал и прошёл через ворота в виде линии бакенов в широкую гавань Лемноса. Только что прибывшие из пустыни солдаты смотрели на безлесные холмы, покрытые скудной растительностью. «Я, пожалуй, приобрету здесь участок после войны», - пошутил один из них, когда они входили в большую гавань.

Впереди шёл линкор Queen Elizabeth, чьи восемь пушек главного калибра компактно располагались парами в двух башнях с обоих концов корабля. Рядом с ним шёл линкор Agamemnon, надстройки которого придавали его корпусу вид солдатского рюкзака. За ними следовали другие корабли, примерно двадцать транспортов всех размеров и около десяти судов снабжения. Малые тральщики, французские и британские, шли между кораблями флотилии по своим делам; между ними также сновали мелкие суда всех видов. На борту одного величественного серого лайнера, парохода Arcadian, принадлежавшего Королевской почте, находились сэр Йен Гамильтон и генеральный штаб Средиземноморского экспедиционного корпуса. Генеральный штаб всей экспедиции уже тогда был известен и под своим сокращённым наименованием – ГШ [G.H.Q]. По мере течения времени, оно использовалось всё чаще.

Вскоре после швартовки Минневаски генерал Бидвуд со своим начальником штаба (бригадным генералом Г.Б. Уокером) и полковником Скином проследовали вместе с генералом Бриджесом и полковником Уайтом на борт Аркадиана. Генерал-майор Брейтвейт {1}, начальник штаба Гамильтона, уже почти завершил подготовку «боевого приказа» на десант армии, а Бидвуду было приказано сообщить ему, что высадка на Габа-Тепе будет проведена им самим и его армейским корпусом {2}. 29-я дивизия должна была десантироваться на мыс Геллес при поддержке 1-го отряда Восточносредиземноморской эскадры под командованием контра-адмирала Вемайсса. Высадку на Габа-Тепе поддерживал 2-й отряд контр-адмирала Тёрсби {3}.

В чётко составленных полных боевых приказах и письменных инструкциях генералу Бидвуду сообщалось, что Австралийско-новозеландскому армейскому корпусу предстояло высадиться на пляже между Габа-Тепе и пунктом, обозначенным как «Рыбацкая хижина», примерно в 4,83 км от него. Первые высадившиеся войска должны были захватить и удерживать любой ценой нижние хребты и южные отроги высоты 971. Прикрывающая группировка оставалась на этих позициях и обороняла северный фланг. Основная группа войск должна была высадиться позднее и двинуться дальше на юг и захватить находящийся в глубине суши отрог высоты 971 и «в особенности Маль-Тепе» - конический холм интересной формы рядом с дальним концом отрога. Маль-Тепе находился в 2 км от бухты Килия на Дарданеллах. У его подножия пролегала дорога от Майдоса до Галлиполи. «Обладая такой позицией», - сообщалось в инструкциях: «армейский корпус сможет угрожать или даже отрезать пути к отступлению вражеских сил на плато Килид-Бахр». Сама попытка овладения этой позицией путём высадки в Габа-Тепе помешала бы туркам перебросить подкрепления с севера плато Килид-Бахр во время наступления 29-й дивизии. При этом «в случае успешного захвата этой гряды Австралийско-новозеландским армейским корпусом достигнутые успехи оказались бы ещё более важными и ценными, чем захват самого плато Килид-Бахр».


Конечной целью 29-й дивизии было плато Килид-Бахр, но в первый день планировалось дойти только до Ачи-Баба

Collapse )
Slouch hat

Корпус отбывает из Египта



Вторжение на Галлиполи требовалось, чтобы помочь флоту форсировать проливы. Первые планы были представлены 22 марта на совещании на борту линкора Queen Elizabeth, когда де Робек и Гамильтон предложили отказаться от атаки силами одного лишь флота и прибегнуть к помощи армии в обеспечении безопасного форсирования Дарданелл силами флота. Первоначально армию планировалось задействовать в Константинополе, .

Как лучше всего могла армия помочь флоту в преодолении узкости? Само собой, генеральный штаб при военном министерстве должен был решать такие вопросы в мирное время, и эта самая проблема была рассмотрена в 1906. Но сэр Йен Гамильтон не получил эти документы, в результате чего он со своим штабом решал проблему в такой спешке, будто бы её не рассматривали вовсе. Была предпринята неудачная попытка получить план атаки на Дарданеллы, разработанный штабом греческой армии.

По-хорошему, генеральный штаб при военном министерстве должен был быть готов предоставить всю необходимую информацию. Но при лорде Китченере генеральный штаб практически перестал существовать. Организация британской армии была ориентирована на сохранение боеспособности в войне. Предполагалось, что она будет подчиняться «армейскому совету», состоящему из глав её самых больших подразделений, самым главным из которых был начальник генерального штаба. Предыдущие государственные секретари, само собой, консультировались с начальником генштаба, принимая решения по военным операциям. Вне зависимости от того, принимали ли они его советы к сведению или нет, они передавали ему свои решения, а он отдавал приказы командующим на поле боя. Когда находящемуся за границей командиру нужно было направить доклад или сделать запрос, он адресовал его начальнику генерального штаба. Этот офицер либо разбирался с ним самостоятельно, либо брал его со своими рекомендациями к министру для принятия окончательного решения. Этот способ правильного администрирования был единственным возможным, если генеральный штаб собирался заниматься проблемами, для решения которых он специально был создан.

Скан 31 - копия
Один из проходов в восточном береге Суэцкого канала (неподалёку от заставы в Туссуме), через который турки спустили свои понтоны, 3 февраля 1915 г.

Скан 31
Суэцкий канала к югу от Туссума. Вид с насыпи, через которую турки перетащили свои лодки 3 февраля 1915.
Виден западный берег, который обороняли индийцы и новозеландцы.


Скан 32
Плато Килид-Бахр в районе Габа-Тепе. Именно в этом направлении смотрели войска АНЗАК. Ачи-Баба (цель британцев) на горизонте. На переднем плане видны турецкие орудийные окопы в "оливковой" роще

Collapse )
Red Star

Америка киборгов: незнакомый новый мир подвальных бодихакеров изнутри (ч.1)



Шон Сарвер [Shawn Sarver] сделал глубокий вдох и взглянул на бутылку листерина, стоявшую напротив. «Чувство мятной свежести в вашем рту… избавляет от несвежего дыхания», - повторял он про себя, когда скальпель резал его безымянный палец. Его левая рука лежала на операционном столе, рукав закат по локоть, на котором видна его первая татуировка, эмблема ВВС, сделанная в 18 лет, спустя несколько недель после окончания школы. Сарвер применял технику преодоления боли, которой научился в армии, поскольку выдача средств для анестезии для таких операций незаконна.

«Чувство мятной свежести… избавляет от несвежего дыхания», - Сарвер шептал сквозь стиснутые зубы, смотря при этом в пустоту.

Тим, владелец салона Hot Rod Piercing в деловом центре Питсбурга, положил скальпель и взял инструмент под названием «элеватор» и удалил с его помощью плоть из пальца Сарвера, создав небольшую полость внутри. Затем умелыми руками он вставил в открытую рану небольшую пластинку из редкоземельного металла, шириной с ластик, толщиной меньше десятицентовой монеты [прим. пер. – 1,35 мм]. Однако, когда он попытался вынуть инструмент, металлический диск прилип к пинцету. «Давай попробуем ещё раз», - сказал Тим: «Уже почти готово».

На второй раз имплантат встал на место. Тим быстро зашил разрез и убрал кровь. «Хочешь попробовать?», - спросил он Сарвера, который в ответ оживлённо закивал. Тим поводил иглой с нитью, которой накладывал шов, рядом с пальцем Сарвера, поднося её ближе и ближе, пока она не выскользнула у него из пальцев и не ударилась о его плоть, притянутая магнитным излучением минерального имплантата.

«Я киборг!», - воскликнул Сарвер и пошёл к своим друзьям, поджидавшим его в вестибюле. Тим стал готовить новый поднос с чистыми хирургическими инструментами. Подошла моя очередь.


Collapse )